ПРОЖИТОЧНЫЙ МИНИМУМ
Кронберг А.

Предыдущая страница1 2 3 4

... увидишь. Сегодня ко мне придет один старый знакомый. Совсем другой уровень! Кстати, если хочешь — присоединяйся!
— Если можно, я сначала помотрю на него.
— Пожалуйста, какие проблеиы! Приоткрой дверь в спальне и можешь нас изучать сколько влезет. Меня это даже заводит.
К вечеру Виола готовилась тщательно. В гостиной у камина был сервирован стол на двоих, продумано меню легкого возбуждающего ужина. Приняв душистую ванну, Виола долго и придирчиво выбирала наряд. Ирина с удовольствием помогла ей в этом. Остановились на тесном коктейль-платье, оставлявшем открытыми великолепные Виолины ноги. Сзади платье можно было расстегнуть сверху донизу и скинуть в считаные секунды. Под ним не было ничего, кроме соблазнительного, ухоженного женского тела.
Затем Виола принялась перебирать то, что она называла `игрушками` различные секс-приспособления. После долгих размышлений остановилась на `кошачьей лапке` — вещице, по своему виду вполне соответствующей названию и даже позволяющей в самом деле выпускать маленькие остренькие коготки.
— Сегодня я буду кошечкой, — объявила Виола, явно удовлетворенная своим выбором. — Будем играть с мышонком!
— С каким еще мышонком? — удивилась Ирина.
— А вот посмотришь...
Ровно в восемь вечера долгожданный гость стоял у порога. Ирина сама не понимая отчего, заволновалась и юркнула в свою спальню, оставив щелочку в двери. Посетитель оказался стройным пятидесятилетним мужчиной со спокойными манерами и открытой мальчишеской улыбкой. В прихожей он презентовал Виоле букет темно-красных роз и прошествовал в гостиную. Чувствовалось, что он пришел не впервые и предвкушает немалое удовольствие. Виола в своем коротком облегающем платьице принялась играть роль хозяйки. Сколько Ирина ни подсматривала, ничего необычного не происходило, а уж обрывки разговора, долетавшие до ее слуха, и вовсе ее поразили. Рихард — так звали мужчину почему-то ссылался на Платона, в беседе мелькали словечки вроде `эйдос`, `трансценденция` и тому подобное. Казалось, она подслушивает диспут в литературно-философском салоне. Ничего подобного Ирина, конечно же, не ожидала. Она приоткрыла двери пошире и подалась вперед, чтобы слышать получше.
— В своем знаменитом диалоге `Пир`, — вещал мужчина, покачивая бокал с белым вином, — Платон подводит человека к необходимости думать о вещах невидимых всегда, даже и совершая соитие. Расщепляя похоть обыкновенную, субъект научается обособлять сущность полового акта от самого действа и тем мостит дорогу к трансценденции сексуальности.
— Конечно, Рихард, — глубокомысленно кивала своей изящной головкой Виола. Но ведь для этого потребна чрезвычайно изощренная пропедевтика! Хотя...
Несколько раз я сама переживала подобное расщепление сознания в ситуации сексуального насилия, когда испытывала вопреки всему острое эротическое влечение к бессовестному насильнику.
— Вот-вот, вынужденное эротическое влечение..., — подхватил мужчина и не окончил. — А кто там прячется? — воскликнул он, ткнув бокалом в торону спальни.
По-видимому Ирина слишком уж далеко высунулась из своего укрытия. Виола нисколько не растерялась:
— А это моя старинная подруга, приехала погостить, да стесняется к нам присоединиться, боится помешать.
— Что за глупости! — возмутился мужчина. — Как может помешать красивая интеллигентная женщина? Прошу вас, спускайтесь к нам! — замахал он руками Ирине.
Она колебалась недолго: в конце концов, гость оказался совсем не страшным, наоборот — очень даже симпатичным человеком. Шел, правда, необычный разговор, но почему же в нем не поучаствовать?
Вмиг для нее организовали место, наполнили бокал, познакомили с Рихардом.
Узнав, что Ирина — учительница русского и литературы, гость пришел в восторг. Во-первых, он хоть и немец, а большой поклонник русской классической литературы. Во-вторых, с учительницей литературы — понятно, немецкой — у него связаны чрезвыйчайно э... Пикантные воспоминания!
Оказалось, учительница, преподавашая в седьмом классе, не носила трусиков.
— Я это обнаружил совершенно случайно — нырнул под парту за упавшей резинкой или еще чем-то, — с удовольствием предавался воспоминаниям Рихард. — Нырнул — и обомлел! Чулки, резинки, ляжки — а дальше ничего! То есть как ничего? Оборвал он сам себя. — Как ничего?! Самое главное, самое потрясающее в каждой женщине: пизда!
Ирина буквально дернулась в своем кресле: такой грубости она никак не ожидала! Только что рассуждали о трансцендентности — и на тебе!
— Позвольте, вы кажется смущены? Даже негодуете? — чутко среагировал Рихард.
— Ах, как это мило, даже трогательно! Как свойственно великой культурной традиции, которую вы, несомненно, представляете.
Рихард явно был умилен, взволнован и поэтому фраза у него получилась не совсем правильная.
— Да уж, наша литература целомудренна и будьте добры, не упоминайте всуе вещей высоких, — отрезала Ирина, поджав губы.
Она и не заметила, как Виола медленно встала и осторожно приблизилась к ее креслу сзади. Вдруг руки ее, лежащие на подлокотниках, обхватили резиновые зажимы. Виола наклонилась и впилась губами в ее губы, одновременно рукой раздвигая ноги и задирая юбку. Ирина поняла, что сейчас ею будут пользоваться на полную катушку и вдруг неожиданно для себя вместо страха испытала прилив обжигающего сладострастия. Как, как там они толковали?
Непреодолимое эротическое влечение к насильникам? А что ж, может быть...
*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake