КАРЛ ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ
Мусин С.

Предыдущая страница1 2 3 4 5 6 7 8 9 1010

... я. Она усмехнулась.
Такое тебе и не снилось, сестренка! Но Карл хотел только, чтобы я отсосала его, а затем позволила трахнуть себя. Я сняла с него рубашку и усадила в кресло. Я расстегнула ему ширинку, и он выскочил, как чертик из коробки, он приподнялся и снял брюки, раздвинул ноги и поманил меня к себе. Я осторожно спустила трусы и увидела... Ты себе не представляешь, Дженни, сколько красивых членов я повидала, но член Карла самый лучший в мире! У большинства мужчин они сморщенные, кривые, с набухшими венами и загрубевшей кожей, но только не у Карла. Он такой гладкий и блестящий, что кажется, будто на нем надет черный презерватив!
Она вздохнула, отдаваясь счастливым воспоминаниям.
Конечно, когда он обмяк, он немного сморщился. Но я видела, как он вновь восстал, и эта эрекция была совершенством. В минуту стопроцентной эрекции последние складки кожи туго натянулись, и член стал похож на отполированный черный мрамор. Она тихо произнесла: Я была так загипнотизирована, что сделала то, на что никогда не решалась. Я нарушила свое твердое правило, вернее, просто забыла о нем: я не надела на него кондом! По запаху я чувствовала, что он перед приходом помылся. Знаешь, это очень заметно. И потому я вобрала головку члена в рот, обвела ее кончиком языка словом, воспользовалась всеми известными мне способами, а он просто лежал на спине, раздвигал ноги все шире, стонал, извивался... Можно подумать, что я причиняла ему боль. А потом он стал кончать мне в рот, касаясь головкой горла. Единственный способ не подавиться при этом, глотать, глотать без конца: если хочешь знать, это обезоруживает любого мужчину. Особенно если при этом слегка ласкать пальцами яйца, как делаю я.
Карла это тоже разогрело. Он дергался словно под напряжением в несколько тысяч вольт, он издал пронзительный крик, и я почувствовала, как из него выплескивается сперма тебе известно, что внутри члена проходит канал? Во всяком случае, я слышала, как он пульсирует, как содрогается в моем рту его волшебная палочка. Но вкуса спермы я не почувствовала головка члена находилась в гортани.
Но от этого ты не могла кончить, возразила я.
В том-то и дело: я кончила сама! Когда он обмяк, я вдруг поняла, что произошло. По правде говоря, мне не пришлось особенно трудиться за пятьдесят фунтов! В панике я отстранилась от него, чтобы член вновь оказался во рту, и принялась сосать и лизать его, чтобы он снова затвердел. Он просто лежал в ступоре, а потом почувствовал, что снова поднимается, понял, что еще не все кончено, и рассмеялся. Не прошло и минуты, как он вновь восстал как жезл! Я сказала, что теперь он может войти в меня, и спросила, лечь ли мне лицом вниз на постель. Он восторженно вскричал: “Да!, словно я пообещала ему фантастическую награду.
Я легла лицом вниз и слегка развела ноги, чтобы он видел цель. Но он поставил меня на четвереньки, осторожно опустился сверху и скользнул в меня как угорь. Он вонзился всего пару раз, снова вышел, схватил самую большую подушку и подсунул ее мне под живот. Затем снова вошел, сделал еще несколько движений. Опять вышел. Передвинул подушку и подложил сверху еще одну, поменьше. Все повторилось еще раз с третьей подушкой...
Сколько же у тебя там подушек? Воскликнула я.
Не так уж много. Третью подушку он подложил мне под голову и плечи, теперь я лежала на трех подушках. Моя грудь висела между первыми двумя, не касаясь простыни, третья приподнимала мою попку, чтобы ему было удобнее. Он вошел в меня легко, как по маслу.
“Детка, предоставь остальное мне. Можешь спать, если хочешь, но не смей шевелиться. Понятно? Я ответила, что постараюсь.
Фантастика! Карл запретил тебе двигаться? И что же ты?.. Карен хихикнула.
Неужели мне удалось распалить тебя? Не тебе, а Карлу. Продолжай! Ну хорошо... Она снова посерьезнела. — Он возбудил меня, приказал не шевелиться, но думать не запретил. Он делал, что хотел за свои деньги, а я как бы наблюдала за ним и за собой со стороны, и вот что: “Черт, какая классная попка у этой цыпочки! Какая сладкая, горячая, тугая дырочка! А затем оказывается, что ты распалилась и уже не понимаешь, кто кого трахает.
По-моему, у негров члены чувствительнее, чем у белых. У меня побывало немало белых, которые кончали, едва успев войти в меня.
И что же ты делаешь, когда они кончают так быстро?
Просто встаю на колени и занимаюсь оральным сексом. Но с неграми такого не бывает, они подолгу остаются твердыми. Карл в первый раз кончил быстро, но иначе было невозможно, ведь он оказался в глотке лучшей минетчицы. Но во второй раз... Он трахал меня безостановочно, не меняя ритма все это длилось полчаса. Он удовлетворился длинными, медленными, равномерными ударами, ленивыми и великолепными. Он первым дал мне понять, что меня возбуждает даже определенный ритм движений. С тех пор я всегда обращала на это внимание.
Когда я случайно кончаю с клиентом, то в девяти случаях из десяти это происходит потому, что он случайно попадает в мой ритм.
Но с Карпом все было не случайно. Этот ублюдок оказался хитер и терпелив.
Вот почему он велел мне не шевелиться: должно быть, прежние девушки знали его уловку и сбивали с ритма. Так поступаю и я, когда какой-нибудь клиент случайно начинает возбуждать меня. Иногда он слегка менял движения, но так незаметно, что поначалу я ничего не замечала. А я лежала на животе, положив голову на подушку и повернув ее вбок, посматривая за ним в зеркало. Клиентам нравится наблюдать за собой, а мне следить за ними. Я видела, как слегка напрягаются его мускулы, чувствовала, как перемещается его вес это было едва заметно, на краткие доли секунды. А потом я почувствовала, почему он делает это: его твердый, хорошо смазанный жезл при этом слегка прижимался к стенкам вагины то к левой, то к правой, то к задней, то к передней.
Сильнее всего я возбуждалась, когда он прижимал член к передней и задней стенкам вагины, я предчувствовала эти движения по тому, как он менял позу.
Он слегка приподнимался, и я переставала чувствовать его тяжесть. Эти изменения были едва ощутимыми. Он покачивался на коленях. Это нравилось ему потому, что передняя стенка вагины грубее остальных, на ней есть небольшие выступы. Когда мужчина трахает тебя сзади, по-обезьяньи, самая чувствительная часть его члена касается этих выступов.
Когда он прижимался членом к задней стенке, тот налегал на меня всем великолепным атлетическим телом, и я тонула под ним, а он поддавал бедрами.
С ним я пережила три настоящих оргазма, пока не изнемогла. Как профессионалка, я не могла допускать такое, но даже сейчас, когда рассказываю о нем, возбуждаюсь и теку. Он обхватил мои колени, туго сжал бедра, просунул руки между двумя верхними подушками и начал ласкать мою грудь. Уверяю тебя, я думала, что вымотана полностью, но когда его ногти принялись описывать круги вокруг моих сосков, а кончики пальцев, слегка пожимать их... В общем, я просто заработала попкой, пока он не принялся трахать меня как бешеный! Это продолжалось всего минуту, дольше не выдержал бы никто. Но я клянусь, что так я еще никогда не кончала! Когда его член запульсировал прямо внутри меня, а горячая липкая жидкость хлынула из него потоком, я думала, что умру от наслаждения. Но ведь ты сказала, что ненавидишь его! Так и есть! Я ненавидела его в ту минуту и ненавижу до сих пор. Он обезоружил меня с первого раза. Теперь он растягивает удовольствие на целый час каждый вторник и каждый четверг. Он платит шестьдесят фунтов и кончает дважды: один раз в рот, второй в вагину. Теперь оральный секс с ним продолжается двадцать минут, а не две. Я ненавижу его, а мое тело обожает. Я обхватываю идеальное черное копье пальцами, желая разорвать его, но мое тело приказывает ласкать его плавными движениями, лизать и сосать как никого другого. Я растягиваюсь на подушках и поднимаю ягодицы, впуская его, думая:
“Негодяй! Ублюдок! Но мое тело тает, сдается, превращается в машину наслаждения. Мне пришлось умасливать Карен еще несколько ночей, объяснять, какая она смелая и как я восхищаюсь ею, прежде чем она согласилась спрятать меня за занавесками в нише, где находилась раковина. Но даже при этом я удержалась от шантажа вроде “если ты не согласишься, я все расскажу родителям. Она поставила единственное условие: я не должна видеть ее с Карлом. Она не хотела, чтобы я увидела, как она изнывает от наслаждения, описанного в таких подробностях.
В следующий понедельник ровно в девять часов мы купили лапшу, молоко и сотню презервативов. Поднимаясь по лестнице, я не могла не вспоминать Джерри и его поспешное восхождение по этой же лестнице. Он входил за бедрами, которыми Карен, поднимающаяся впереди, соблазнительно покачивала перед моим носом.
Она обернулась и хихикнула.
Зимой, сказала она, когда рано темнеет, я иногда стою перед открытой дверью, чтобы мужчины видели, какое удовольствие упускают, проходя мимо. И если они поддаются соблазну, я поднимаюсь впереди них вот так, она вновь зазывно покачала бедрами, только надеваю мини-юбку и обхожусь без трусиков, одними чулками и пояском. Я виляю попкой, позволяю им лишний раз взглянуть на врата рая, и это сводит их с ума! Это стоит добрых десяти минут фрикций. Распахнув дверь, она воскликнула: Добро пожаловать в мои секс владения в мой личный офис!
Это была милая комнатка, особенно с задернутыми шторами и включенной лампой, уютная и женственная. Ее украшали искусственные растения в горшках, павлиньи перья ...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 1010Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake