ДЕНЬ ТАЕЖНИКА
Рен Д.

Предыдущая страница1 2 3 4

... меня периодически находит. Возможно, я просто тупой, но в один прекрасный момент меня вдруг осеняет то, что потом кажется очевидным и давно понятным.
В один прекрасный день я понял, что на базе живут две девушки. И живут они в одной палатке. С этого момента я стал ночным жителем.
Первый раз был неудачный. Девушки не спали, но болтали о всякой фигне какие в прибалтике товары, кто где отдыхал, кто на что закончил школу, как поступали в институт. Я уже было разочаровался в своей идее, но на следующий день мне повезло.
Первая же фраза заставила моего дружка вскочить, как та геодезическая вышка.
Люба задавала вопросы, Руна отвечала. Я просто облез — и это была застенчивая Любочка!
"И ты ему дала?" "Ну, не сразу. Пусть помучается" "А когда?" "Да как-то раз. После кафе меня провожал, а у меня дома никого не было. Ну и настроение хорошее было." "А дальше?" "Ну что дальше. Зашли ко мне. Я музыку включила. Он начал со мной танцевать.
Я чувствую — у него стоит, как палка. Ну и у меня, конечно, все уже течет...
Я танцую, а сама аж трясусь." "А потом?" "Потом музыка кончилась. Он подошел сзади, обнял меня. Одну руку на грудь положил, второй по животу гладит. А его штука мне прямо в попу упирается. Ну я тут не выдержала, давай попой о его штуку тереться. Ну и все." "Что — все?" "Он мне платье задрал, трусики спустил и на коленки ставит. Как собачку, значит. А я наоборот хочу, чтобы обниматься. Я вывернулась, на спину перевернулась — смотрю, он уже все — глаза горят, сам весь дрожит... Короче, от такого мужика балдеж никакой." "Почему?" "Ну, спустит за пять секунд и все дела." "А что делать?" "Ну, я перед ним на коленки встаю, штаны его расстегиваю, и достаю..." "Большой?" "Здоровенный. Красный, толстый... Ну, я его давай по попе гладить и головку целовать. Он, понятно, начал дергаться, чтобы я пососала у него..." "А ты раньше..." "Пару раз было." "Нравится?" "Нет, конечно. Сперма эта гадкая... Потом зубы не отчистишь. Но мужики балдеют, так что..." "А дальше?" "Ну, я, понятно, сосать у него не стала. Подождала, пока он маленько успокоится, и на спинку легла. Ну, а там — все как по маслу..." "Как?" "Ну, как — засунул и пошел двигать туда-сюда." "Тебе хорошо было?" "Ну да. Я вообще быстро кончаю, а тут я еще такая возбужденная была...
Короче, он еще разогнаться не успел, а я уже все..." "Классно... Ой!" "Ой" — это был я. После третьей же фразы Руны я не выдержал и достал своего дружка. После четвертой — обхватил его пальцами и начал водить вверх-вниз, представляя себя на месте Руниного дружка. Ну и... У меня подкатило еще раньше, чем у Руны. Сжав зубы, чтобы не заорать, я задергался и стал поливать спермой траву и стенку палатки. Этот звук и услышала Люба...
Я замер. Девушки тоже.
— Эй, кто там?
Я, понятное дело, не отзывался.
— Показалось. Ну что, давай спать?
— Ага, уснешь теперь. Ну давай попробуем.
Второе откровение на меня сошло через неделю. Помывшись в бане и вылив на себя с ходу флакон "Дэты", я торчал у костра в ожидании вечерних посиделов, которые устраивал Берт. И тут увидел Руну и Любу, идущих из бани. С полотенцами, обернутыми вокруг голов, в каких-то легкомысленных халатиках и, естественно, подпрыгивающих от комаров. "Баня!" — мелькнуло у меня в голове.
В бане было окошко — если встать, как раз на уровне члена. В баню ходили со свечкой. Идея была понятна...
Всю неделю я томился в ожидании. После того случая ночью девушки пару дней косились на меня, но молчали. В маршрутах с Любой я по-прежнему болтал на посторонние темы, а с Руной постоянно сбивался на мысле о том, как ее ставили раком...
Наконец пришла пятница. Штука была в том, чтобы в то время, когда моются девушки, было уже темно. Во-первых, так будет легче подкрасться, а во-вторых, мне вовсе не улыбалось снова чесать распухший от комаров член.
Ночью комары исчезали...
Баню топил обычно я сам, иногда мне помогал Колян. На этот раз я по-дружески спровадил его обрабатывать материалы в камералку, а сам принялся не торопясь колоть дрова, которые неожиданно кончились (еще бы не кончились, если я загодя утаранил их подальше в лес). Так удалось протянуть час. Потом я таскал воду, перекуривая после каждого ведра. Потом мылся Берт с латышами, потом в тесную каморку залезли мы с Серегой и Коляном. Втроем было тесно, но это тоже было мне на руку — чем медленнее мы будем мыться, тем больше шансов у меня.
Наконец пришла очередь девушек. Я заботливо подтаскал им еще воды, посидел у костра вместе с Бертом и Коляном, потом пару раз зевнул и удалился в темноту. Хватиться меня не должны были — народ привык к моим шатаниям по лесу в любое время дня и ночи.
Расчет у меня был сложный. Я как-то ни разу не видел, как моются девушки.
Поэтому я прикидывал на себя. Минут десять на то, чтобы раздеться, приготовить мочалку, мыло и тазик. Минут двадцать на постирать. Минут десть — помыть голову. То есть через тридцать-сорок минут наступает мое время.
К назначенному самим собой сроку я обошел лагерь далеко стороной и подкрался к бане со стороны окна. Окно тускло светилось в темноте, и было видно, как колышется пламя свечи от двигающихся тел. Я подошел поближе — сегодня, моясь сам, я уже прикинул, что изнутри ничего не видно, даже если придвинуться почти вплотную к окну. Подошел, заглянул в окошко — и чуть сразу не спусил от увиденного зрелища.
Боком ко мне на полке сидела Руна. Ее обалденно красивая грудь с темным соском закрывала часть окна. Я видел только грудь и правую ногу, согнутую в колене. Руна сидела, опустив руку между ног, и что-то там делала. А вот Любу было видно хорошо.
Она сидела на чурбаке, на который мы обычно ставили холодную воду. Сидела лицом ко мне, широко расставив ноги. Она выглядела действительно как девочка — почти как Танюшка. Такие же небольшие груди с розовыми сосками, плоский живот, узкие бедра... Между бесстыдно расставленных колен виднелся треугольник темных волос и что-то розовое под ним. И Люба резкими движениями терла это розовое всей ладонью.
Я чуть не умер от восторга. Девчонки дрочили — занимались тем, о чем мы даже среди пацанов разговаривали с неуверенной осторожностью. Мой дружок чуть не выпрыгнул из штанов. Я стиснул его сквозь карман — сейчас было не до него.
На Руну я не смотрел — по сравнению со второй картиной это было уже неинтересно, хотя еще вчера я отдал бы за это зрелище пол-жизни.
Люба была мокрая и местами намыленная. Она сидела с закрытыми глазами, откинув голову, и содрогалась всем телом в такт своим движениям. Пальцами ладони она раздвигала щель и водила вверх-вниз рукой — почти рывками. Ее губы что-то шептали, грудь колыхалась...
Долго так стоять я не мог. Я расстегнул ремень, стянул штаны вниз — подлый комар тут же вцепился мне в задницу — и ухватился за дружка. Я чувствовал, что при таком зрелища мне надо немногого, и поэтому начал водить очень медленно и осторожно. Особенно это не помогло — при каждом движении меня прохватывало до самого позвоничника, и я дергался почти в такт с Любой.
Все-таки было еще не очень поздно, и комары доставали. Надо было намазать "Дэтой" задницу. Мне уже было очень хорошо, и я даже чувствовал знакомое щекотание внизу живота. При этом я не сводил глаз с Любы.
С Любой было что-то не то. Ее лицо исказилось, она задергалась всем телом, вцепившись в свою розовую плоть пальцами. Сквозь мутное стекло я увидел, как у нее хлынули слезы, она закричала — крик был слышен даже сквозь двойное стекло — и, дергаясь всем телом как припадочная, расстелилась на полу. Если бы я сейчас не занимался своими делишками, я, честное слово, бросился бы ей на помощь. Но было уже поздно — у меня подкатило. Глядя на распластавшуюся на полу Любу, я представил, как раздвигаю ей ноги и засаживаю прямо в это розовое нечто... А-а-а... Меня как будто ударило в поддых. Извергая струи спермы, я замер в полусогнутом положении с идиотски спущенными штанами. И услышал откуда-то справа осторожные шаги...
Меня как ветром сдуло. Прямо так, как был — со спущенными штанами. Отскочив метров на пять, я замер, пытаясь в свете выходящей луны слиться с тенью сосны. И в этом же свете увидел крадущегося к окну Коляна.
У Коляна с Любой что-то было. По крайней мере, мне так казалось. Пару раз она оказывалась у нас в гостях, как раз в то время, когда я был в маршруте.
Пару раз Колян по-дружески предлагал мне подмениться в маршрут — и как раз тогда, когда я должен был идти с Любой. Я даже начал немного ревновать хотя в общем-то Руна мне нравилась больше. Ну и конечно, мне хотелось, чтобы КОлян соблазнил Любу — и чтобы это произошло в нашей палатке, когда я как будто бы сплю...
В середине июля приехала жена Берта Лана и их дочка Мара. Лана по профессии геофизик, она занимается какими-то сложными и страшно секретными исследованиями. А что понадобилось четырнадцатилетней Маре в этой глухомани — непонятно. Впрочем, Мара — это совсем другая история.
Лана поставила всех на уши. Она умудрялась работать по четырнадцать часов в день, и при этом устраивала целую культурную программу, с вечерними песнями, соревнованиями, ...

1 2 3 4Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake