МАЧЕХА
Стеблова М.

Предыдущая страница1 2 3 4 5 6

... недотрога. А ты, грудастая краля, оказывается, минетчица-ударница! Одевайся и проваливай отсюда! И чтобы я тебя больше не видела. Никогда!
Таня, не помня себя, выбежала из дома и поплелась по переулку. Она сгорала от стыда, от обиды, от злости. Сунув руку в карман платья, нащупала кусок плотной бумаги. Достав его, Таня при ярком свете фонаря увидела себя, голую, на диване между двумя юнцами...
Когда Таня пришла домой, Регина еще не спала. Часы на стене в коридоре показывали половину третьего.
— Ты бы хоть позвонила, предупредила, что задерживаешься! — укоризненно сказала Регина. — А я уж не знала, что и думать.
— Но ведь я вам сказала, что иду в гости. А не позвонила — думала, что вы уже спите, — тихо ответила Таня.
— Я ложусь поздно, — миролюбиво произнесла Регина и зевнула. — Ну, иди спать.
Таня промолчала, первым делом пошла в ванную и долго чистила зубы и полоскала рот, стараясь смыть мерзкий вкус и запах спермы. Но этот отвратительный запах, “запах греха”, как ей подумалось, похоже, никуда не исчезал. Она отправилась в большую комнату, где ее уже дожидалось разложенное кресло-кровать, и легла, накрывшись одеялом с головой. “Какой ужас! ” — только и успела подумать она, прежде чем ее сморил сон.
Таня проснулась в десятом часу. Регина сидела за кухонным столом в халате и курила.
— Ну что, выспалась? — спросила она дружелюбно. — Что-то у тебя неважнецкий вид.
Вчера ничего не случилось? Ты пришла такая... Вздрюченная. Как напуганная курица! — и Регина оглушительно расхохоталась. Таня любила ее смех. Вообще ей нравилась мачеха. Регина была старше ее всего лет на двенадцать. Она была моложавая, спортивная, всегда следила за собой, хорошо одевалась.
— Как дела в институте? — спросила Регина, наливая ей кофе.
— Все в порядке. Изучаем историю кино, скоро начнется курс русской литературы.
— Что же ты такая невеселая? — допытывалась Регина, ласково глядя ей в глаза и чуть улыбаясь уголками туб. — У тебя что-то случилось? В институте?
Таня опустила голову и почувствовала, как кровь горячей волной окатила щеки.
Ты меня стесняешься? — настойчиво допытывалась Регина.
Таня подняла глаза на мачеху.
— Нет, не стесняюсь. Просто я была вчера в гостях у знакомых и там... Там... Мы играли в карты... На раздевание, и мне пришлось снять одежду...
Лицо Регины словно окаменело.
— Ну, ну, продолжай. Таня сглотнула слюну.
— Ты разделась перед ними? — неожиданно дрогнувшим голосом спросила Регина.
Таня молча кивнула. А Регина нервно встала из-за стола и прошлась по кухне.
— А дальше? — спросила мачеха тихо. — Что-то еще было? Таня снова кивнула.
— Меня заставили... Сесть на диване рядом с двумя мальчиками и сфотографировали так. Голой. А потом один отвел меня в спальню и стал целовать... — она осеклась.
Нет, Таня не могла рассказать все это мачехе. Регина внимательно посмотрела ей в лицо.
— Скажи, пожалуйста, а у тебя нет... Этой фотографии?
Таня удивленно взглянула на мачеху.
— Зачем она вам?.. Есть.
— Покажи!
— Нет! Нет! — вскричала Таня испуганно. — Ни за что.
— Но я тебя прошу. Не бойся. Я не собираюсь тебя ругать или читать нотации. Я просто хочу на нее взглянуть.
Таня, подойдя к своему платью, аккуратно висящему на стуле, вытащила из кармана фотографию.
Регина долго разглядывала темный блестящий квадратик с широкой белой окантовкой.
В ее глазах зажглись огоньки, но Таня не смогла угадать, какие чувства она вызвала у мачехи.
— У тебя красивое тело! — после долгой паузы мягко произнесла Регина, с трудом оторвав взгляд от фотографии. — У тебя великолепное тело. Немудрено, что твои приятели едва могут усидеть на месте рядом с тобой. Регина закурила сигарету, долго молчала. Потом подошла к Тане, взяла ее за плечи и привлекла к себе.
— Бедная моя девочка! — вздохнула она. — Бедная! — и положив Танину голову себе на грудь, стала тихо перебирать ей волосы.
Никто еще не обращался с ней так нежно. Ни родная мать, ни отец. Никто. Таня успокоилась, а из уголков глаз по щекам побежали слезинки. Регина долго не выпускала ее из своих объятий.
На следующий день после ужина Регина прилегла на тахту, а Таня по обыкновению устроилась в кресле перед телевизором. Она чувствовала, что мачеха как-то напряжена, и, похоже, хочет ей что-то сказать. Или рассказать.
— Танечка! Иди-ка сюда, ко мне, — тихо позвала Регина.
Таня не заставила себя просить дважды. Притянув девушку к себе, мачеха стала перебирать ее распущенные волосы и гладить по руке. Потом вдруг притянула к себе и медленно поцеловала в губы. Поцелуй был крепкий, долгий, приятный. Так ее когда-то целовали парни еще в школе. И Игорь. Таня лишилась дара речи: ей было приятно! Она отстранилась и искоса взглянула на мачеху. Регина пристально смотрела на нее, словно ожидая услышать от падчерицы какие-то слова — то ли возмущения, то ли ободрения.
— Ну что? — промурлыкала Регина, тронув Таню за локоть и давая понять, что настала ее очередь.
Таня поняла. Она развернулась к Регине и робко приникла к ее телу, их груди сомкнулись, и Таня прижалась полураскрытыми губами к губам мачехи. Регина ничего не делала, только, не отрывая своих губ от ее рта, продолжала рукой гладить ее волосы. Потом Регина отвела руку от Таниных волос и как бы невзначай провела ладонью от ее шеи до выреза футболки, дотронулась до груди и стала ласкать ее с такой трепетной нежностью, с какой бабочка касается крылышками лепестков цветка.
У Тани закружилась голова, она медленно откинулась навзничь и, закрыв глаза, отдалась захлестнувшему ее тело трепету восторга. Таня не знала, что ей делать.
Она протянула руку к шее Регины и погладила ее, скользнув к ключицам. Регина улыбнулась и распахнула полы халата. Под халатом ничего не было.
По телу Тани пробежала пульсирующая волна наслаждения. Где-то в низу живота забилась, запульсировала мучительно-томительная точка боли. Нет, не боли, а сладкого напряжения, которое росло по мере того, как рука Регины продвигалась все ниже и ниже, а когда нежные пальцы добрались до края юбки, Таня даже вздрогнула от неожиданно полыхнувшего пламени между ног. И в тот же миг ощутила, как внутри обожгло, словно кипятком, и она инстинктивно сдвинула ляжки, чтобы не дать горячему соку излиться. Регина осторожно поглаживала Танины бедра, задирая короткую юбку вверх. Таня поняла и, поспешно расстегнув три пуговки на боку, стянула юбку и бросила ее на пол под тахту...
Она не заметила, как ладонь Регины устремилась к гладкому, чуть припухлому животу, затем к паху, к тугой резинке трусиков. Потом ладонь спустилась дальше, к сомкнутым ляжкам и решительно протиснулась между ними, легла на шелк трусиков прямо на налившиеся, истерзанные сладким томлением губы, рельефно проступившие под шелковым треугольником.
И вдруг Регина отдернула ладонь и начали покрывать тело падчерицы поцелуями. Ее горячий рот упрямо искал Танины губы. Нашел. Регина прижималась к губам что есть силы. Таня ощутила, как острый горячий язык смело прорвался сквозь преграду ее губ, проник в рот и наконец достиг языка. Оба языка слились, сплелись, точно две улитки. Одновременно Регина раздвинула руками ее бедра и стала неистово гладить насквозь пропитанный липкой влагой шелк трусиков, которые остались единственной хрупкой преградой на пути к охваченному приятно-мучительной болью влагалищу.
Таня чуть было не отбросила руки Регины, потому что теперь она уже не просто покорно принимала ее ласки, но сама была до крайности возбуждена и охвачена желанием.
— Тебе нравится? — впервые нарушила тишину Регина. Ее голос прозвучал точно издалека.
— Это чудесно... — прошептала с жаром Таня. — Это невыносимо... Приятно. Еще!
— Сейчас! — сказала Регина более спокойным голосом. — Но сначала я хочу, чтобы ты совсем разделась.
Таня слегка улыбнулась и проворно стянула майку и тонкие трусики с бедер. Регина по-кошачьи изогнулась и положила голову ей на живот. Она протянула руку к треугольнику светлых волос на Танином лобке и провела пальцем по набухшим алым губам. Она трогала Таню осторожно, медленно, круговыми движениями, потом нежно раздвинула губы и мягко вонзила палец в горячий влажный колодец.
— Нравится? — шептала Регина.
— Да-а, — едва слышно ответила Таня, морщась от сладостной боли. — Глубже, прошу, глубже! И быстрее!
— Как скажешь, дорогая, — с улыбкой шепнула Регина и, погрузив палец до отказа, стала аккуратно вращать кончиком, дотрагиваясь до рифленых влажных стенок. — Скоро ты почувствуешь ни с чем не сравнимое наслаждение, дорогая! Скоро это придет.
Таня лишь стонала — сначала приглушенно, потом все громче и громче и, уже не владея собой, устав сдерживаться, закричала в голос ...

1 2 3 4 5 6Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake