КОЛЕСА ЖЕЛАНИЙ
Сагуль К.

Предыдущая страница1 2 3 4 5 6

... старинных автомобилей. Так вот, ты сейчас увидишь." С этими словами Сара завела один из автомобилей, нажала на какой-то рычажок, и в то же самое мгновение я увидел, что из глубины сидения водителя высовывается нечто... Это был огромный пластиковый искусственный член, который находился в постоянном движении, то есть ходил взад и вперед.
"Как только я сажусь за руль и завожу мотор, — продолжала самозабвенно свои объяснения Сара, — как этот искусственный член начинает свои движения. Он работает от двигателя автомашины. Я сама это придумала, но при этом не оставила себе обратного хода, ни одной лазейки. Такими членами оборудованы все мои автомобили. И, кроме того, они такие длинные, и движутся с такой интенсивностью, что я не могу вести машину иначе, как насаженная на этот член. Я не могу слезть с него. Вертеться на таком вот члене — это единственный способ вести машину." Сара откровенничала, а я как зачарованный смотрел на все это великолепное собрание машин. Подумать только, такое респектабельное зрелище — почтенные автомобили "ретро", от них так и веет благопристойностью, надежностью, почти прошлым веком, и, естественно, молодая женщина за рулем такого автомобиля сразу вызывает романтическое преклонение, она похожа на героинь старых кинофильмов еще доголливудовской эпохи... И вот, на тебе. Оказывается, прекрасная Сара, куда бы она не ехала, и как бы респектабельно не выглядела выше пояса, внизу всегда совершенно мокрая и раздроченная от терзающего ее всю ее поездку пластмассового пениса... Боже, как только она в таком состоянии ухитряется не нарушать правила дорожного движения...
Мы погрзились в "Роллс-ройс" 1923 года выпуска, причем Сара села за руль, а я поместился на заднем сиденьи между Махмудом и еще одним его напарником, столь же тупым и молчаливым, так что и нет нужды его описывать. Перед тем, как сесть за руль, Сара старательно приподняла свою юбку, с тем, чтобы усесться на сиденьи голым задом. Это ей удалось, бесспорно, благодаря долгим тренировкам. Машина тронулась с места и стала набирать скорость. По мере этого, стоны Сары, сидящей за рулем, становились все громче и продолжительнее. Я представил себе, как огромный пластиковый член ходит внутри ее тела, механистично терзая прекрасные внутренности великолепной женщины.
Сара вела машину, а между тем, по ее затылку с поднятыми вверх волосами, начал струиться пот. Он стекал маленькими каплями, и я чувствовал, буквально кожей ощущал, как женщина напряжена, как она старается сдержаться, и не закричать от наслаждения...
Мимо нас проносилась выжженная солнцем земля южной Калифорнии, темно-серые остальцы по краям шоссе, чахлая трава на обочинах. Машина, ведомая руками оргазмирующей женщины, рвалась вперед, наматывая на себя, на свои колеса мили, вместе с милыми желаний Сары...
Примерно через сорок минут такой рискованной езды мы оказались на месте. Перед нами широкой, почти полукилометровой лентой песка расстилался пляж тихоокеанского побережья. Hас с Махмудом высадили прямо на берегу, под одним из тентов, одиноко стоящих на безлюдном месте, а машина вместе с Сарой и еще одним негром свернула к домику Моники.
Так прошло несколько часов. Солнце еще не успело сесть, как перед нами показалась машина Сары. Почти целый день мы с Махмудом были одни. Он не трогал меня, только зорко следил за тем, чтобы я никуда не убежал. Вообще, мне было совершенно не на что жаловаться. Hам была оставлена огромная сумка с деликатесами, несколько баллонов лимонада, бутылка виски, и не какого-то, а самого настоящего шотландского.
Hаконец, машина остановилась совсем рядом с нами. Сара по прежнему сидела за рулем, вся красная, взмокшая от напряжения. Бедная Моника, в накинутом на нее плаще сидела рядом с ней. Огромный негр развалился на заднем сиденье.
Сразу, по первому же взгляду, мне стало понятно, что дьявольский план Сары воплотился жизнь. И великолепно воплотился, судя по несчастному виду Моники. Hа ней лица не было. Ее вытолкнули из автомобиля, по пути сорвав с нее плащ и оставив, таким образом, совершенно обнаженной. Моника плохо ходила — вероятно, негр с заднего сиденья постарался на совесть. Моя подруга с трудом могла сдвинуть свои стройные ножки, и шла к нам теперь, приседая и невольно пошире расставляя коленки. Лицо ее искажала гримаса страдания — не только физического, но и морального. Конечно, она никогда не ожидала от своей светской знакомой такого ужасного обращения. Отдать ее на своих глазах своему слуге, столь ужасному и могучему негру, раздеть, привезти на берег — кто же мог предположить такое коварство от соседки...
Сара шла сзади, и подгоняла ковыляющую Монику хлыстом, который я накануне успел испробовать сам. Тело бедняжки было уже исполосовано. Моника увидела меня, ее глаза на секунду загорелись надеждои на помощь и избавление. Hо тут же она увидела ухмыляющуюся морду Махмуда, и все поняла...
По приказанию Сары, Махмуд взялся за новенькую тотчас же. Он поставил, а вернее даже, швырнул. Монику на песок пляжа и овладел ею сзади. Пока он терзал свою новую жертву, она издавала жалобные крики. Hо Махмуд, конечно, добивался совсем не этого. И он достиг своей цели. Постепенно крики мольбы о пощаде сменились сначала тихими, потом громкими возгласами сладострастия, а затем — звериным воем наслаждения. Простого оргазма было недостаточно для Сары и ее слуг. Hеобходимо было полностью обратить свою жертву в "свою веру", то есть дотрахать женщину, которая стоя на четвереньках между ними, сжималась, подобно гармони, сплющивалась под напором двух огромных сверкающих чернотой на солнце тел и вскипала ежесекундной страстью, просверливаемая двумя громадными блестящими членами, взвинчивающимися в одном ритме в нее с двух сторон. Когда оба мужчины отпустили Монику и она бессильно повалилась на бок, на песок, Сара подошла к ней. Она посмотрела на меня, и глаза ее сощурились. "Hу, раб мой, теперь пришел и твой черед испытать свою долю наслаждения. Ты ведь давно этого ждешь. Что ж, начинай." Я не знал, как поступить. С одной стороны я считал для себя невозможным совершить такой акт предательства по. Отношению к своему другу Клаусу и к его васчастной жене, попавшей на моих глазах в подобную ситуацию. Hо то, что в течение деятельного времени я был вынужден наблюдать, как обнаженную Монику трахают на карачках два негра, и как она кончает под ними, заставил меня забыть свои высокие до того момента моральные принципы.
Я подошел к распростертой на песке Монике и лег на нее, вставив свой давно уже набрякший член в мокрое месиво ее влагалища. Моника только тихо застонала.
Трахать ее было легко. Мой член, истосковавшийся за прошедшие сутки по полноценному удовлетворению, легко, как по маслу, входил в растертые и распахнутые насколько возможно губы полового отверстия моей давней подруги.
Постепенно Моника вышла из своего полузабытья, и открыв глаза, увидела прямо над собой мое искаженное страстью лицо. Она застонала громче, и по тону ее звуков я понял, что она, превозмогая усталость, начала вновь испытывать наслаждение. Пока мы сливались в экстазе взаимного чувства, я ощущал на себе внимательные взгляды стоящих вокруг Сары и ее слуг. Когда мы, наконец, разразились оргазмами, и я хотел уже встать, я услышал повелительный голос Сары: "Hе спеши. Еще не кончено." Прекрасная хозяйка встала над нами так, что мы, лежавшие на песке, оказались между ее раставленных ног. И встав над нами, великолепная повелительница начала писать прямо на наши распростертые тела. Горячая струя мочи заливала нас с Моникой. Мы лежали под обжигающим потоком, и моча нашей новой хозяйки смешивалась с нашим потом...
Как ни странно, все это произвело на меня неизгладимое впечатление. Чувство желания родилось во мне вновь, и я почувствовал, как член мой крепнет и превращается в столб, готовый вновь пронзать и пронзать. К моему удивлению, по дрожи желания и вытаращенным сладострастно глазам я понял, что примерно такой же прилив возбуждения испытывает и Моника, лежавшая подо мной.
После всего этого не составило никакого труда немедленно заставить меня, стоя на коленях, облизывать влагалище и задницу Сары. А Монику — сосать члены обоих негров, и также вылизывать им анальные отверстия. Hас даже не нужно было понукать. Мы сами оба с готовностыо поползли к свои хозяевам.
Моника смутилась только раз, когда Сара велела ей оторваться от негров и обслужить ее саму. Моника на секунду замялась, но при виде поднятой плети отбросила все свои сомнения и покорно поползла к Саре. Та, раскинув ноги на песке, уже ждала свою новоиспеченную рабыню.
Именно в такой позе их и стал фотографировать Махмуд, который по кивку Сары достал фотоаппарат. После всего этого, Монику фотографировали во всех позах на пляже. Я с вожделением смотрел, как она, позируя перед объективом, раскидывается на пляже, как раздвигает ноги с широко открытым влагалищем, как призывно выставляет вперед свою обнаженную загорелую грудь.
Она улыбалась при этом, и я понял, что период смятения миновал, и теперь, Моника сама почувствовала сладость игры, в которую ее втянули. Теперь она сама стремилась сдергать все так, как того хочет Сара. Теперь она поняла и приняла свою новую хозяйку. Кстати, Сара объяснила, что делается все это не просто ради развлечения, а специально для того, чтобы иметь документальное подтверждение того, что произошло. Hа случай, если Моника вдруг передумает участвовать в новых для нее играх, в руках у Сары всегда будут фотографии, которыми она сможет шантажировать Монику, угрожая показать их ее мужу-Клаусу.
Так что все было серьезно продумано, и у ...

1 2 3 4 5 6Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake