ЧТО ЗНАЧИТ ПОРЕЗВИТЬСЯ
Самарин О.

П
роснулся я, чувствуя себя достаточно мерзко. Выпитое вчера выходило целым фонтаном отвратительных ощущений. С трудом подняв голову, взглянул на часы, времени уже не хватало. Я искренне пожалел о вчерашнем договоре с Пашкой. Что ни говори, а на трезвую голову иные вещи смотрятся абсолютно иначе. Но выбора не оставалось. Почертыхавшись, я встал, оделся и умылся, забрал машину.
Пашка нетерпеливо поджидал меня.
— Ты опоздал почти на полчаса.
— Если б ты знал, как я себя чувствую, ты бы не удивлялся.
На площади мы притормозили, и Пашка купил сигарет.
— Что дальше? — поинтересовался я.
— Не знаю, давай встанем где-нибудь на оживленной улице, может перехватим кого-нибудь.
— Всегда пожалуйста, но на мой взгляд ты сдурел.
— Почему?
— Время двенадцатый час дня, среда, а ты собрался ловить блядей прямо на улице.
— Ну попытаться-то можно.
Мы попытались. Нас пару раз послали на какой-то хутор.
— Все! — лопнуло мое терпение, — Ты трахаться собрался?
— Да.
— Ну а здесь мы только сами себя можем затрахать. Поехали.
Мы выехали из центра, купив по дороге газету с массой необходимых нам объявлений. Приготовления были закончены, но сделать решающий шаг было не просто.
Сославшись на голод, Пашка съел в кафе тарелку пельменей, а я, воспользовавшись моментом, изучил объявления.
— Ты чистый? — наконец спросил я.
— Как это? — изумленно повернулся ко мне Пашка.
— Ну, в баню едем или в апартаменты.
— В апартаменты, конечно!
— Слово многообещающее, интересно, что они из себя представляют.
Пашка пожал плечами в ответ.
— Кто будет звонить? — поинтересовался я.
— Ну ты же знаешь, я не смогу, — запротестовал он заранее.
— Ладно, пошли.
Мы потратили еще некоторое время на поиски телефонной будки, без толпящегося возле нее народа, и я набрал номер.
— Слушаю вас, — ответил милый женский голос на другом конце провода.
Я на мгновение растерялся, но осознание того, что отступать некуда, вынудило к действию.
— Я бы хотел заказать двух девушек.
Очень быстро я договорился о встрече прямо на улице.
Я положил трубку и глубоко вздохнул.
— Я не думал, что это так просто, но понервничал достаточно, не каждый день девочек покупаю. А с тебя стакан.
— Это без проблем, — ответил довольный Пашка.
На месте мы были вовремя, и я не успел выкурить сигарету у входа в магазин "Гренада", как ко мне подошел плотный невысокий парень в спортивном костюме.
— Это вы сделали заказ? — спросил он осторожно.
— Да.
— Мы привезли девочек, посмотрите?
— Конечно, — я направился за ним к темно-синей шестерке с тонированными стеклами, жестом показал сидящему в машине Пашке идти за мной. У их шестерки стоял еще один мужик в камуфляже с кобурой на портупее. Задняя дверца была открыта. Пригнувшись, я заглянул в машину. Даже в полутьме салона две дамы с сигаретами, демонстративно не замечающие меня, показались мне довольно заношенными.
— Ну, как тебе? — я повернулся к Пашке.
Он опять пожал плечами, отдавая мне инициативу.
— Качество не очень, — заметил я парню в спортивном костюме, стараясь говорить не громко.
— Ты думаешь в других салонах лучше?
— А другого нет?
— Нет, сейчас же день.
Я опять обернулся к Пашке.
— Ну, что думаешь, берем?
— Берем, — невнятно согласился он.
Мы не проехали и пяти минут, когда остановились в окруженном девятиэтажками дворике. О чем они говорили, не знаю, но к нам, наконец, подошел камуфлированный с кобурой.
— Ребята, подождите пару минут. Тут у подъезда братва стоит, мы сейчас переговорим с ними и подойдем к вам.
— Фьють, — присвистнул я, когда он отошел, — только братвы нам и не хватает.
— Может, ну их на хрен? — Пашка закурил. — Поехали отсюда?
— Пожалуй, уже поздно.
Через пару минут оба парня вернулись.
— Все нормально.
Мы вышли из машины и расплатились.
— Идите за девочками, они знают куда.
Несколько неприятных мгновений я испытал у подъезда. Довольно мерзкая ситуация, когда тебя рассматривают семь-восемь бритоголовых лбов, прекрасно зная, куда ты идешь и зачем. Реплик, правда, не было, и миновали мы их благополучно.
Квартиру на стук открыла какая-то бабушка, что меня несказанно удивило, — и провела нас в длинную, как трамвай, комнату. Вдоль одной стены стояли две односпалки, у второй — большой полированный стол.
Девочки закрыли дверь, и все четверо замерли в нерешительности.
Только сейчас я смог как следует рассмотреть наше "приобретение". Обе высокие, одна коротко остриженная в джинсовом сарафане до колен, другая — с пышной кудрявой шевелюрой в блузке и юбке из легкой ткани.
В подобные минуты смущение снимается напускной наглостью. Ни шлюхи, ни, тем более, Пашка не проявляли инициативы, но делать что-то было надо. Опершись о стол задом, я подтянул к себе довольно вальяжным движением стриженную.
— Ну, покажи, что мы тут имеем.
Она послушно, не поднимая глаз, сняла сарафан, оставшись в одних светлых трусиках. Я повертел ее перед собой: худощава, маленькая грудь, плоский живот, узкие бедра.
Бросились в глаза синяки на ногах.
— Тебя что, ногами били? — спросил я.
Ее подруга хмыкнула.
— Это она с балкона упала.
— Ну ладно, что вы можете?
— Все, кроме анального секса, — ответила стриженная.
— Хорошо, поехали, — я оттолкнул ее, усадив перед собой на кровать и расстегнул брюки.
Соседняя пара занялась тем же.
В рот Вика взяла сразу, без колебаний. Что-что, а минет она делать умела. Ее губы и язычок привычно играли моим членом. Она будто отрабатывала обязательную программу, без отвращения, но и не испытывая приятных эмоций. Я заметил краем глаза, что Пашка лежит на кровати, а Анжелика стоит на четвереньках, головой между его ног. Больше я заметить ничего не смог, так как Викин рот превратился в какую-то теплую влажную вакуумную дыру, в которую меня всего стало неудержимо засасывать через мой же член.
Испугавшись завершить все за секунды, я отстранился. Вика взяла пакетик, разорвала его и достала презерватив. То, как она надевала его, — было высшим пилотажем.
Никогда я не думал, что настолько элементарную процедуру можно превратить в своего рода искусство.
Боюсь я не смогу объяснить до конца четко, что же именно происходило. Вика начала с того, что вновь погрузила мой член в свой ротик, обильно смазала его слюной, затем совершила пару махинаций с самой резинкой, а уже после этого одним неуловимым движением упаковала страдальца, завершив все опять же мимолетным заглатыванием моего члена. И это заставило меня прогнуться всем телом. Уже не удерживая своих чувств, я опрокинул девчонку и слету вошел в нее. Все мои ощущения свелись к стучанию спермы в мозгах. Стараясь как-то отсрочить неизбежное извержение, я прокрутил Вику перед собой на 360 градусов и остановившись за долю секунды до неизбежного, вышел из нее. Если уж тонуть в грехе, подумалось мне, так почему бы его не сделать свальным.
Я оставил наблюдающую за мной с немым удивлением шлюшку и подошел к соседям.
— Паш! Ты не против, если я составлю тебе компанию?
— Нет, конечно.
Уже вознамерившегося пристроиться сзади к его пассии, меня остановило ее замечание.
— Мы не меняемся партнерами.
Настаивать я не стал и, пожав плечами, с разгоревшейся жаждой мести, вернулся к начатому.
На чувства девушки мне было наплевать, ее худенькое тело превратилось в моих глазах в станок для получения удовольствия. И я его получил. Жесткие резкие удары заставляли Вику вскрикивать. Наконец, поставив ее на четвереньки и войдя сзади, я приступил к финальному аккорду. Ее маленькая грудь послужила вожжами, я вбивался в нее с остервенением кончающего последний раз в жизни. Вика кряхтела и стонала, но не сопротивлялась. Она, как хорошо объезженная лошадь, делала свою работу до конца.
Который, впрочем не заставил ...

1 2Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake