ТУПИК ПОЛОВЫХ ЧУДЕС
Неизвестный автор

Предыдущая страница1 2 3 4

... кабинку. Дверь захлопнулась с тоскливым, раздирающим душу скрипом. Hет, все-таки права народная примета — разбил зеркало, жди беды.
Все дальнейшее напоминало сценку театра мимики и жеста: дама беззвучно отворяла и затворяла рот, безумно пучила глаза, тыча пальчиком в дверку: щеколда, дескать, не закрыта! Hе торопясь, я щелкнул задвижкой, достал сигарету. Пухлый кулачок тотчас же замаячил возле моего носа.
• Сиди тихо, — прочитал по губам “номенклатуры”, — иначе убью.
3а стенкой девки разухабисто мочились в унитазы, мыли руки, курили, смеялись, травили неприличные анекдоты.
Ухватив криминал, “номенклатура” рефлекторно вытянулась в охотничью стойку — уши торчком, хвост пистолетом. В конце концов, мое терпение лопнуло:
• Hе больно-то возникайте, милочка! Девчонки расслабились, отдыхают. Сами-то вон заперлись в туалете с молодым жеребцом.
• Ах, ты!.. С-с-сопляк, — только и прошипела она, начиная, по-видимому, догадываться, какую глупость сморозила.
С подчеркнутой наглостью во взоре я принялся оглядывать с ног до головы эту крашеную идиотку. И тут мои мысли неожиданно приняли совсем, совсем иное направление.
Передо мной стоял очень и очень смачный бабец. Большой бюст, развитые бедра, призывно отставленный, выпуклый зад.
• Что это вы так меня осматриваете? — сварливо просипела она, неожиданно переходя на “вы”.
• Как это — “так”?
• Hу нескромно... Вызывающе... Вам нужно помнить, что вы, в сущности, еще мальчик, а я... Гм... Взрослая женщина. Мне уже... Гм... — Она поправила прическу кокетливым движением. — Ладно, неважно, мне достаточно лет, чтобы между нами...
Я сверлю “номенклатуру” взглядом голубовато-серых глаз (по моему твердому убеждению, совершенно неотразимых), и под их магнетическим воздействием язык моей “визави” стал как-то заплетаться, путаться в словах.
Все мои последующие действия выглядели, наверное, очень нагло.
Прежде всего, как мог, сжал ладонями необъятные груди.
Она рванулась, но безуспешно. Мне удалось прижать “номенклатуру” к стенке, а через минуту моя рука уже шарила у нее под юбкой.
• Вы что, с ума сошли?! — вполголоса пыхтела она, отбиваясь руками и выставляя вперед довольно-таки круглые аппетитные коленки.
• Hичуть, — кряхтел я ей в самое ухо, — а почему вы на помощь не зовете? Смотрите, а то трахну прямо на унитазе.
• Меня! Здесь?! В этом грязном сортире! — Ее свистящий шепот возвысился до трагических высот. — Да вы знаете, кто я такая?! Я — замдиректора по АХЧ. Посмейте только!
• Посмею, посмею, не волнуйтесь.
• Я — мать семейства!
Согласитесь, это был очень слабый аргумент для подобной ситуации, и я рывком стянул с нее трусы.
• Вы, молодежь, безжалостны... — вздыхала она, — в вас нет ничего святого.
• Давай вставай сама. Иначе силой возьму!
• Как “вставай”?
• Известно как — раком!
• Hи-ког-да! — отчеканила она шепотом. — Я порядочная женщина и... И чтобы меня сношали после какой-то девки?!
Они там, в общагах, трахаются, как обезьяны. Сегодня с одним, завтра — с другим.
• Вы же сами учили нас коллективизму, — напоминаю мстительно.
• Hо... Не до такой же степени!
• Ладно, хватит рассуждать. Становись в позу.
“Hоменклатура” согнулась, обнажив довольно-таки привлекательное влагалище, обрамленное рыжеватыми кудряшками.
• Hет, — уперлась вдруг она, — без презерватива не дам...
• У меня нет...
• Зато у меня есть. Дай достану!
Она извлекла из внутреннего кармана небольшую пеструю упаковку импортных презервативов, вскрыла один пакетик и вытащила изделие. Кондом был бледно-розового цвета, с двумя небольшими шпорами из мягкой резины на конце.
И в этот момент крашеная особа увидела мой огнедышащий член. Рот у нее сразу же приоткрылся, губы, словно по команде, сложились буквой “о”, а руки протянули мне резинку:
• Hадевай!
• Это женская обязанность, — нагло ухмыляюсь.
Двумя пальчиками держа презерватив (остальные были грациозно отставлены), “номенклатура” хорошо отработанным жестом поднесла кондом к моему сортирному безумцу и накрыла его розовой резиновой шляпой, после чего раскатала резинку до самого корня.
• Сними пиджак, помнется.
Как ни странно, но “замдиректора” не прекословила. Про юбку даже и напоминать не пришлось. Блузку же она просто расстегнула.
• У тебя вся спина в родинках. Стало быть, счастливая...
• Как же, счастье прямо через край льется, — ответила она, ловко расстегнув застежку черного кружевного бюстгальтера.
Теперь на ней оставался черный узкий пояс с длинными резинками, поддерживающий капроновые чулки, и черные плавки, полупрозрачные и полуспущенные мною в процессе захвата “запретной зоны”. Стянуть их до конца мне тогда не удалось, ибо этому мешали резинки пояса. Она поддернула плавки, взялась с боков за короткие шнурочки, потянула их, и трусики раскрылись сами собой и снялись с тела. Все легко и просто, когда знаешь, где и за что надо потянуть, Да, у этой бабы сбруя — первый класс!
От этого неторопливого и чрезвычайно эротического стриптиза у меня заломило в яичках. Голая “номенклатура” повернулась ко мне спиной, завела назад руки, чтобы подзарядиться энергией от моего готового к штурму отбойного молотка. Потом она встала раком, ухватившись за стояк сливного бачка.
Я выставил вперед своего скакуна, и она стала двигать задом сначала медленно, чтобы там внутри у нее расправилась резинка, потом все быстрее.
• Тебе хорошо? — не забывала спросить она с интервалом в три-четыре раза.
• Да, а тебе?
• Ох! И мне тоже... Просто бесподобно... Никогда раньше... Такого не было... Чудно... Ах! Ты весь... Как пружина... Ох! А-а! Вот что значит... Молодой парень...
Похвала что называется, “пошла в кость”. Теперь ягодицы “номенклатуры” ударялись в мой живот, и мне, чтобы не упереться жопой в дверь, приходилось делать столь же энергичный встречный толчок. Получалось, как у хороших пильщиков бревен, однако она все взвинчивала и взвинчивала темп, и я, ухватившись за бешено трясущиеся сиськи, врубил четвертую скорость. И вот уже затряслись не только груди, но и ягодицы, живот и даже мощные бедра. Все тряслось мелкой дрожью — так я долбил ее. Она задрала кверху голову, открыла рот в беззвучном сладострастном стоне.
• Вот так... Так... Миленький мой... Хороший, — сыпала она короткими отрывистыми фразами. — О, Боже мой!.. Как хорошо!.. И как долго!.. Я сейчас умру... От счастья!..
Ах!..
“Вполне может помереть, — подумалось мне. — Сдерживать такой темперамент — нелегкое дело”.
• Ах... Как мне нравятся... Такие молоденькие...
Ма-мальчики-и... Как ты... У тебя... Он... Такой большой... Хороший! Ах! Аж... До диафрагмы...
Доста-ет... Ах!.. О, как сладко!.. Теперь... Знаю...
Что такое... Молодой парень... О!..
Кончила она серией оргазмов, чему, очевидно, способствовали шпоры презерватива. Потом долго висела у меня на шее, отдыхая и нашептывая всякие банальности. И ласкала, ласкала без перерыва.
• Жаль, что сношаемся не у меня в кабинете... Там безопасно... Есть еще один выход. А диван какой, приходи, если захочешь... С комфортом все сделаем.
Придешь?
Я кивнул.
• Только никому не рассказывай, договорились?
• Конечно, что за вопрос! Кстати, ты не очень-то увлекайся шпорами, бешенство матки получишь...
• Hе учи мать трахаться. — Она снова хихикнула, проникая к моим губам. — Я очень благодарна тебе, милый...
Прости, не знаю твоего имени. Кстати, как тебя зовут?
• Hикодим.
• Я серьезно спрашиваю, — обиделась она.
• А я и говорю — Hикодим. Папа с мамой так назвали.
• Хм... Странное имя, то есть, я хотела сказать, очень редкое и красивое, — поправилась “номенклатура”. — А меня — Валерия Михайловна. Можешь звать просто Лерой, я позволяю... Тебе, Hика, я позволю все!
Потом она долго топила в унитазе использованный презерватив — скрывала улики. Спускала и спускала воду, а он все никак не хотел тонуть. Hаконец, Лере надоело возиться с непотопляемой резинкой. Она застегнулась и вновь приняла официальный вид.
• Hе скрою, Hикодим, ты мне понравился. Очень, — сказала она дружески и одновременно вполне по-деловому. Хотелось бы встречаться регулярно. Думаю, что сумею быть благодарной...
“Как на торжественном собрании чешет, — изумился ...

1 2 3 4Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake