ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ЗЕЙНАБ
Неизвестный автор

Предыдущая страница1 2 3 4 5

... расчитывал на свое личное влияние. Едва ли паша рискнет сорится с ним. Пока еще у него нет достаточных и проверенных оснаваний для развода. И так, Кемалю предстояло быть гостем у сестры несколько дней. Вечером они долго гуляли по аллеи парка, вспоминали детство и юношеские годы, прощаясь Зейнаб как обычно поцеловала брата, но сделала вид, что оступилась и упала на руки Камеля. Она почувствовала, как он вздрогнул, когда его рука коснулась на мгновенье ее нежной и теплой груди. Еще днем из дворца были удалены все красивые рабыни и заменены пожилыми, под предлогом того, что телохранители Камеля, прибывшие с войны, могут заразить женщин дурными болезнями. Зейнаб приказала без ее разрешения не впускать ни одной женщины в комныты занятые братом. Расчет ее был прост и точен. Когда Кемаль потребовал, чтобы ему прислали перед отходом ко сну наложницу, он получил, немолодую, некрасивую пленницу— полячку правда, блондинку, но с такой отвислой грудью, что Камель прогнал ее. На следующий день был приготовлен в комнатах Камеля обед, слуг не было. Зейнаб прислуживала сама. Камель пил вино не подозревая, что в нем намешан возбуждающий напиток. Рассказывая о своих походах, с удивлением посматривая на свою красавицу сестру, которая была сегодня в открытом платье. Платье из тонкой ткани, под которой угадывались все линии ее груди, живота, бедер и....
— Мы пойдем гулять позже, — сказала Зейнаб, — а теперь давай полежим на тахте, мне надо с тобой поговорить.
Улягшись рядом с братом, задумчивая и томная Зейнаб, сказала ему:"Знаешь Камель, теперь я замужняя женщина и стала замечать то, на что раньше не обращала внимания. Может быть не я виновата в том, что не могу подарить сына своему мужу. Может виноват он.
— Почему ты так думаешь? — спросил Камель.
— Потому что орган, который делает детей, у него слишком маленький, ну вот чуть-чуть длиннее моего среднего пальца. К томуже у моего мужа от какой-то мягкий. А ведь женщина должна почувствовать удовольствие, правда Кемаль?
— Да, конечно, — ответил Кемаль, приподнявшись немного, внимательно посмотрел в глаза сестре.
— Как по твоему, можно таким маленьким членом сделать сына. Вот у тебя я видела орган, так твой наверное в десять раз больше, чем у моего мужа. Он такой большой, что у меня наверное не войдет и там вообще не поместиться.
— Не говори, девочка, — попробовал отшутиться Кемаль, — и войдет, и поместиться, у вас там все растягивается. Но причем здесь я? Ведь разговор о муже, а не о бо мне.
Но в этот момент член Кемаля предательски поднялся и подвел своего хозяина. Зейнаб увидела, как халат брата в определенном месте вздулся бугром в одно мгновение, и запустив руку под халат, она вытащила объект спора и воскликнула:" Ну, знаешь, я уже не девочка, не морочь мне голову! Разве такая громадина поместиться во мне? Покажи!
Бестращный воин, опытный мужчина на этот раз растерялся. Не успел он оглянуться, как Зейнаб сбросила с себя панталоны, обнажилась, раздвинув ноги, крепуко держа в руках член и потянула брата на себя. Но едва головка оказалась во влагалище, она с такой силой сжала ноги, что член дальше не пошел.
— Вот видешь, я же говорила, что не войдет! — воскликнула Зейнаб, делая вид, что отталкивает брата. Но она видела, что самообладание уже покинуло его. Грубо, схватив ее за грудь, навалившись на нее все своим большим телом, он всадил член в нее так глубоко, что она едва не задохнулась. Кемаль может быть и опомнился, но Зейнаб обхватила его в объятия, зделала несколько движений навстречу его члену и прошептала — Послушай, ведь это же действительно удовольствие! Не вынимай! — и все свершилось как было задумано. Когда струя семени оросила матку Зейнаб и она разжала объятия, Кемаль вскочил на ноги. Бледный, с растрепанными волосами, он схватился за голову.
— О горе мне!
Зейнаб привела в порядок свое платье и лежа, закинув руки за голову спокойно смотрела на брата из под опущенных ресниц.
— Теперь у моего мужа, Измирского паши, будет сын похож на своего дядю по линии матери, ведь такое сходство бывает нередко. Только надо будет еще несколько раз повторить, чтобы уже был сын наверняка.
Кемаль смотрел на нее удивленный, гневными глазами:"Что ты говоришь?
Как ты можешь так спокойно говорить о грехе? Ведь мы с тобой нарушили закон!
— Закон выдумали люди, Кемаль. Выдумали для того, чтобы в семье братья не заставляли жить с ними сестер. В богатых и знатных семьях история знает не мало примеров любви и близости братьев и сестер. Боги ни когда не наказвали за это. Успокойся Кемаль, иди ко мне, все будет хорошо...
Кемаль не соглашался, он был правоверен. Но велеколепная Зейнаб была обольстительна. Когда она среди ночи ушла к себе, в ее влагалище было 6 зарядов, которые обеспечили рождение сына. 6 раз она испытала блаженство, которое дает мужчина женщине, у которого член крупного калибра. Утомленный Кемаль, оставшись один, думал, что из всех женщин, которых он знал, самая прекрасная и приятная была его сестра. И обратив свое лицо к востоку он стал молить бога простить его. На следующий день им не довелось остаться на едине, до поздней ночи дварец был полон родственников, пришедших послучаю регилиозного праздника. Изредка брат и сестра обменивались взглядами, значение которых было понятно только им. Расспрашивая родственников о досопримечательностях города, Кемаль узнал, что не далеко от города есть магила знаментого святого чудотворца. К ней в праздничные дни отправлялись целые процессии. Они проводят у могилы целый день и очень многим удается излечиться от недугов. Кемалю пришла в голову мысль, что будет лучше, если сестра съездит до приезда паши на могилу святого. Тогда паше будет труднее отказать в отсрочке с разводом.
Солнце еще не взошло, когда из боковых дверей дворца выехали два всадника и направились по горной дороге к гробнице святого. Одним из всадников была закутанная в черную чадру Зейнаб, другим был Кемаль. Бало вполне естественно, что брат отправился проводить сестру в это путешествие. Вскоре всадники остановились у здания гробницы.
Их поразило царившая здесь тишина. Вчера возле могилы было полно поломников, а сегодня был обычный трудовой день и ни кого. Гробница не охранялась. Кемаль и Зейнаб осматрели гробницу, присели отдохнуть в траву в тени. Вокруг далеко ни души. В сидельных сумках была еда и вино. Когда они подкрепились, Кемаль уже вполне прмирившись с тем, что он грешник, потянулся к Зейнаб, пытаясь положить ее на спину. Но она неожиданно поднялась на ноги и жестом зовя брата за собой, вошла в гробницу.
— Здесь лучше, Кемаль! — сказала она, — пусть святой видет, как избавляются от бесплодия не читая молитв.
Она подошла вплотную к надгробию, и легла животом и грудью на теплую мраморную плиту и повернув голову с лукавой, обольстительной улыбкой посмотрела на брата. Штанов на ней уже не было, она успела снять их.
Только короткая, легкая юбченка прикрывала темную промежность ног.
Но Кемаль оробел, член на мгновение поднялся и сник. Святое место на стенах, суровые изречения, как здесь можно заниматься таким?
— Что же ты стоишь, как евнух? — раздался голос Зейнаб, — Аллах повелел плодиться, но не сказал в каком месте можно, а в каком нельзя. Зейнаб бесцеремонно обхватила его член, погладила рукой, затем снова легла грудью на мраморную плиту надгробья. Юбченка поднята, Кемаль увидел налитые ягодицы, стройные ноги. Он зажмурил глаза, чтобы не видеть цитат из корана и просунул руку через бедро Зейнаб, нашел все, что нужно, и медленно ввел фаллос во влагалище. Дальше все было так, как и в сцене с гречанкой в Софии, только здесь Зейнаб не зрительницей была, а артисткой и показала брату, что не даром на Востоке учат девочек угождать мужчине в любви. Легкое покачивание тела вперед и назад, в такт движения члена, сжимание и расжимание бедер, тихие стоны восклицания:
" Ах, как хорошо", все было сделано, чтобы угодить брату и в тоже время заставить выдать все полностью, что он может. И Кемаль выдал все, что мог. Твердый и большой, как рог, фаллос делалл медленные, ненапряженные жвижения до предела, то вонзаясь в глубину, оттягиваясь до взвода, чтобы головкой сильнее разжечь клитор. Паузы были полны сладострастных поцелуев. Руки сильно и нежно ласкали груди и живот сестры в момент оргазма, доведенная до иступления Зейнаб, издала стон физического удовлетворения. Долго после этого стояли они, склонившись к надгробью. Кемаль не вытаскивал член, пока тот вовсе не сник. Дыхание постепенно успокаивалось, тела остыли, хотелось отдохнуть, не расставаясь друг с другом. Они лежали на душистой горной траве, смотрели на звезды, разговаривали, когда было, что сказать, несколько раз их тела сплетались в страстном объятии.
Кемальбыл в расцвете мужской силы. Зейнаб умела возбуждать страсть.
Так прошел этот чудесный день поклонения святому чудотворцу.
Перед выездом на улицы Измира, Зейнаб натерла глаза луковцей, пусть все видят, что она наплакалась во время молитвы Кемаль гостил у сестры еще несколько дней, каждый день они встречались, проводя дневные жаркие часы в зале для купания, а ночные в спальне Кемаля. Телохранители Кемаля, отявленные головорезы, надежно охраняли их от посторонних глаз. Брат и сестра не объяснялись в любви друг другу, они предавались к сжигавшей их страсти молча и только ...

1 2 3 4 5Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake