ЭММАНУЭЛЬ I
Неизвестный автор

Предыдущая страница1 2 3 4 5 6 7 8 9

... искусство извлекать максимум наслаждения. Безо всякой предосторожности, не давая передышки, уверенная в результате сиамка-волшебница виртуозно дополняла электрическую мощь инструмента порханием, легким царапаньем, растиранием.
Эммануэль сопротивлялась изо всех сил, но нее хватило ненадолго.
Она начала содрогаться столь сильно, что на лице массажистки отразился даже легкий испуг. И долго после того, как руки оставили его, Эммануэль продолжала извиваться, судорожно вцепившись в край белого стола.
Когда они встретились у входа, Ариана сказала:
— Жаль, что стены все таки довольно плотные. Когда ты там была тебя можно было заслушаться. Теперь можешь меня не уверять, что больше всего любила математику.
Мари-Анж уже четвертый день кряду приезжала к Эммануэль в послеобеденное время. И всякий раз подвергала хозяйку обстоятельному допросу, интересуясь — и удовлетворяя свой интерес — различными деталями: и что проделала ее подруга с мужем в реальной жизни, и какие сцены проносились в ее воображении.
— Если бы ты в самом деле отдавалась тем мужчинам, которым ты отдаешься в своих фантазиях, — заметила она однажды, — ты стала бы настоящей женщиной, с тобой все было бы конечно.
Как ни странно, при всей свободе их отношений, в одном пункте Эммануэль не осмеливалась быть с Мари-Анж откровенной до конца. Иногда только, неловко, с трудом, позволяла она себе намеки, не уясняя однако, поняла ее девочка или нет. Она сама не могла объяснить себе эту робость — ведь ничего в поведении ее подруги не заставляло Эммануэль быть застенчивой и скрытной: едва появившись, Мари-Анж сразу же раздевалась, ей ничего не стоило сбросить с себя все по первой же просьбе Эммануэль, и чаще всего подруги проводили время на затененной терассе совершенно нагими. И, несмотря на все это, возбуждение, овладевавшее Эммануэль, выражалась лишь в том, что она разнообразила практику на собственном теле, никогда не решалась ни притронуться к телу подруги, ни попросить, чтобы она прикоснулась к ней, хотя хотелось ей этого до смерти. Стыд и бесстыдство боролись в ее душе.
Доходило до того, что она спрашивала себя — не ища, впрочем, точного ответа — не есть ли эта необычная скромность и сдержанность на самом деле лишь высшая утонченность, которую безотчетно требовала ее чувственность; не есть ли отказ от тела Мари-Анж, к которому она себя приговорила, более изощренное и изысканное наслаждение, чем простая физическая близость. В этой ситуации, стало быть, когда девчонка располагала ею как угодно, ни в чем не уступая ей себя, для Эммануэль открылся не источник страдания, а необычное, тонкое наслаждение.
И точно такое же, невиданное раньше, наслаждение заключалось для Эммануэль в тайне, которая окутывала сексуальную жизнь Мари-Анж.
Эммануэль поняла, что согласившись не нарушать этой тайны, она испытывает больше радости и плотской, и духовной; ей было сладко ставить спектакли сладострастия, а самой не видеть сцен, поставленных по той же пьесе другим режиссером. И, если она каждый день с таким нетерпением ждала появления своей маленькой подружки, то, главным образом, не для того, чтобы видеть ее наготу и быть свидетельницей ее похотливых забав, а чтобы самой — что было, разумеется, более смелым и волнующим — вытянувшись в шезлонге, ласкать себя перед испытующим взглядом Мари-Анж. Очарование не исчезало и после ухода подруги:
Эммануэль по-прежнему видела перед собой удивительные зеленые глаза и до самого вечера продолжала свои занятия любовью.
Они встретились и рассмеялись: обе были одеты в совершенно одинаковые полуверы из черной хлопчатки и черные шорты.
— Вы носите лифчик? — поинтересовалась Ариана.
— Никогда! У меня нет ни одного, — ответила Эммануэль.
— Браво!
И Ариана крепко обхватила Эммануэль и оторвала ее от земли легко, без заметных усилий. Кто бы мог подумать, что эта женщина обладает такой физической силой! А Ариана между тем объяснила:
— Не верьте всем этим глупостям, что теннис или верховая езда могут испортить грудь, если ее не упрятать в это дурацкий мешок.
Наоборот, чем больше занимаешься спортом, тем крепче она становиться.
Вот посмотрите на мою и убедитесь.
Эммануэль и глазом не успела моргнуть, как графиня стянула через голову полувер и бросила его на землю, дав возможность оценить ее потрясающий бюст не только Эммануэль, но и всем, кто оказался в этот момент поблизости.
Зайдя в зал, две подружки начали играть в теннис, после чего Эммануэль жутко утомилась.
Ариана дала сигнал к перерыву и потянула за шнур, вызывая лестницу. Вытащила из спортивной сумки два полотенца, энергично растерлась сама и подошла с полотенцем в руках к совершенно выбившейся из сил подруге. Та не могла даже сама стянуть с себя полувер, он застрял у нее под мышками, и Ариане пришлось прийти на помощь.
Эммануэль прислонилась к лестнице, бессильно раскинув руки, и напоминала собой какое-то странное распятие...
Ариана легкими движениями вытирала ее грудь и спину, но не прекратила это занятие и после того, как все было вытерто насухо. И к ощущению недостатка воздуха, усталости, жажды, прибавилось новое, не лишенное приятности. Внезапно Ариана отшвырнула полотенце и, сомкнув руки на спине у свой ученицы, прижалась к ней всем телом. Эммануэль почувствовала, что чужие груди трут ее грудь, и как только они соприкоснулись, ей стало так хорошо, что сопротивляться этому натиску она не могла. Сквозь шорты она ощутила, как тугой холмик Арианы прижался к ней еще теснее и откинулась, а так как обе они были теперь одинакового роста, губы Арианы оказались на уровне губ Эммануэль. И Эммануэль получила первый настоящий поцелуй Арианы: глубокий, исследующий поочереди, ни чего не минуя, каждый миллиметр поверхности ее губ, ее языка, все вмятинки ее неба, ее зубы. Он был таким долгим, этот поцелуй — минуты он длились или часы? Эммануэль забыла о своей усталости, о своей жажде. Она стала тихонько раскачиваться, чтобы лоно ее проснулось, бутон отвердел и нашел успокоение, прижавшись к плотному животу другой женщины. И когда это наступило и возбуждение достигло такой точки, что бутон ее плоти стал походить на маленькое, но крепкое навершие копья, Эммануэль, сама не сознавая себя, сжала ногами бедро Арианы и стала тереться о него своим лоном. Ариана замерла, потом оторвала губы от губ Эммануэль, посмотрела на свою добычу и засмеялась радостно, словно школьница, довольная удачной проделкой. Этот смех смутил немного Эммануэль и объяснил ей, что в этих сплетениях Ариана не искала никаких сентиментальных, нежных чувств, Это был смех плотоядный, жадный, но Эммануэль все равно хотелось, чтобы ее целовали еще, чтобы груди Арианы не отрывались от ее груди. Но та снова, как при их встречи, подхватила Эммануэль под мышки и подняла ее еще выше на несколько ступенек. Теперь Эммануэль стояла на лестнице. Она подумала, что Ариана хочет поцеловать ее в грудь, но руководительница игры держала голову на расстоянии и не отрывала смеющихся глаз от лица своей жертвы. И прежде чем Эммануэль сообразила, что же происходит, рука Арианы проникла под шорты и прижалась к влажной коже Эммануэль.
Пальцы Арианы были столь же умелые, как и ее губы. Они щекотали восставшую плоть, а потом два сдвинутых пальца решительно углубились в тело Эммануэль, работая настойчиво и в то же время осторожно. И оргазм буквально смыл Эммануэль, затопил ее, стремившуюся раскрыться как можно шире навстречу столь умело берущей ее руке. Когда, наконец, почти потеряв сознание, она соскользнула с лестнице, графиня подхватила ее, прижала к себе, и если бы Эммануэль могла видеть в эти минуты глаза Арианы, она не заметила бы в них ни искорки насмешки.
Однако, когда Эммануэль окончательно пришла в себя, к Ариане вернулась ее прежняя насмешливость. Поддерживая Эммануэль за плечи, она спросила:
— Ты сможешь передвигать ноги по лестнице?
Смущение овладело Эммануэль, она опустила голову, как пристыженный ребенок. Ариана взяла ее за подбородок, посмотрела в ее глаза. Голос Арианы стал хриплым. Так она еще никогда не разговаривала с Эммануэль:
— Скажи мне, другие женщину уже делали это с тобой?
Эммануэль сделала вид, что не слышала вопроса, но Ариану было трудно провести. Она спросила еще раз:
— Отвечай же! Занималась любовью с женщинами?
Эммануэль упорно молчала. Ариана приблизила губы к ее губам.
— Пойдем ко мне, — выдохнула она. — Хорошо?
Но Эммануэль замотала головой.
Ариана все еще держала подругу за подбородок, но больше не произнесла ни слова. И когда она, наконец, отпустила Эммануэль, ничего в ней не показывало, что она огорчена отказом.
— Полезли наверх, — сказала она только.
Уже наверху она заметила, что забыла на площадке свой наряд. "О, и ты оставила свой полувер! Дать его тебе?" — крикнула она и поняла, что в первый раз обратилась к Ариане на "ты".
Ариана сделала королевский жест.
— Оставь его там. Он ничего не стоит.
И она двинулась вперед, держа в одной руке ракетку и сумку, накинув на плечи полотенце, совсем не заботясь о том, ...

1 2 3 4 5 6 7 8 9Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake