ЭММАНУЭЛЬ I
Неизвестный автор

Предыдущая страница1 2 3 4 5 6 7 8 9

... он. — Я и сам испытываю к нему слабость. Но этой ночью я его уступлю вам.
И, не вдаваясь в дальнейшие объяснения, он сделал знак юноше и сказал ему несколько слов. Тот встал, медленно и с достоинством приблизился к ним. В нем не чувствовалось никакой робости, скорее некая гордливость.
Марио сказал еще что-то, и мальчик снял с себя шорты. Нагим он был еще красивее: Эммануэль должна была признать это, несмотря на все свое смущение. Она немного утешилась. Мальчик выглядел совершенным мужчиной.
— Утолите жажду из этого источника, — распорядился Марио самым обыденным тоном.
Эммануэль и не помышляла о непослушании. Она только смутно пожалела, что перед ней не тот могучий мужчина, которого она видела совсем недавно на берегу канала.
Она опустилась коленями на мягкую влажную траву, приняла дар в руки. Пальцы ее немного оттянули кожицу, и она сразу почувствовала, как увеличился вес и объем — зверь начал расти. Эммануэль прикоснулась к нему губами, словно желая попробовать на вкус. На некоторое время она замерла в таком положении. Затем она решила сделать судорожное, глотательное движение, подалась вперед так, что губа коснулись голого живота, а нос уперся в него. И вот добросовестно, ни пытаясь ни обманывать, ни сократить работу, она начала свои упражнения.
И все-таки это было мучительно, в первые минуты она боялась, что не справиться с подступающей к горлу тошнотой. И это было вовсе не потому, что ей казалось унизительным заниматься любовью с незнакомым юнцом. Та же игра, если бы Марио толкнул ее в объятия кокетливого, благоухающего одеколоном блондинчика, та же игра, происходящая где-нибудь в буржуазном салоне ее парижской подруги, понравилась бы ей чрезвычайно. Да ведь она однажды чуть было не изменила ("изменила", может быть, сильно сказано, дело было с ребенком, это совсем смешно), чуть было не изменила своему мужу перед отлетом из Парижа, уступив ухаживанием совершенно ошалевшего младшего брата своей любовницы.
Но этот не возбуждал ее ничуть, скорее он внушал страх. Сначала она подумала было, что он не отмыт как следует, но тут же вспомнила о частых омовениях у сиамцев. И все-таки удовольствие она пока не получила. Она делала это из любезности к Марио.
"Тем не менее, — сказала она себе чуть ли не с яростью, — я хорошо сделала работу". Почти профессиональная гордость пробуждала ее так обойтись с мальчиком, чтобы он не мог забыть этой ночь. Зря, что ли, ее муж считает, что ни одна женщина в мире не может сравниться с нею в умении работать языком и губами!
Мало-помалу она стала заводиться и сама. Она уже не понимала, кому принадлежит этот плод. Она начала пожирать его с такой силой и жаром, что он почти разрывал ей горло. Она чувствовала, как растет напряжение внизу живота., как там набухают и твердеют все части ее гениталий.
Наконец, она закрыла глаза и позволила своим ощущениям безраздельно овладеть ею. В момент, когда ее ласки достигали цели, горячая струя доставляла ей наслаждение не меньше, чем это бывало с Жаном. Плевать, что на нее смотрят несколько пар глаз, — она доставляет радость прежде всего себе! Еще до того, как опустошенный сосуд покинул ее рот, она коснулась кончиком пальца своего венчика между ног и, обессиленная оргазмом, почти упала в объятия Марио.
Он первый раз наградил ее поцелуем в губы.
— Разве я не обещал вам, что вы будете отдавать себя по частям, спросил он, когда, освободившись, она присела возле кирпичной стены. Вы довольны?
Она была довольна. Но смущение все же не покинуло ее до конца, и потому она промолчала. Он мечтательно произнес:
— Это очень важно для женщин — пить как можно больше этот напиток из разных источников.
— Вы не передумаете? — не успокаивался Марио.
Она отрицательно мотнула головой: Господи, если бы он приказал ей отдаться сейчас десяти мужчинам, она не стала бы ему перечить.
Но он попросил ее отдаться только одному. Она скинула с себя юбку и вытянулась на диване, прижавшись спиной к ласкающей мягкости подушек. Широко раздвинув ноги, она обняла бедра человека, осторожно погружавшегося в нее. Когда проникновение стало полным, Марио, до того держащий голову Эммануэль, осыпая ее поцелуями, встал и занял позицию позади молодого человека. Он тоже обнял ее за бедра, и руки марио соединились с руками Эммануэль не пояснице сам-ло.
Она слышала, как он застонал от наслаждения. Потом стоны превратились чуть ли не в крики, и сквозь них она услышала голос Марио:
— Теперь я вошел в вас. Я пронизываю вас копьем в два раза более острым, чем у обычного мужчины. Вы чувствуете это?
— Да, это чудесно, — простонала Эммануэль.
Могучий поршень сам-ло на три четверти вышел из Эммануэль, потом снова вернулся и начал, все увеличивая темп, свое движение. Она не знала, доставляет ли ему Марио радость или боль, ей было не до этого;
Она рычала, извиваясь на подушках. Двое мужчин соединили с ее криками свои. Эти крики разорвали предутреннее молчание, и собаки в окрестных домах начали отчаянный концерт. Но эти трое ничего не слышали — они были в другом мире. Руки сиамца сжимали грудь Эммануэль, и она посылала свое тело ему навстречу, помогая ему как можно дальше проникнуть в нее, желая, чтобы он разорвал, разодрал ее.
Марио чувствовал, что силы сам-ло неисчерпаемы, но сам он почти уже опустошил себя. Он вонзил свои ногти в спину юноши, как бы давая ему сигнал. Извержение двух вулканов шло одновременно, сам-ло изливался в лоно Эммануэль, получая с другой стороны такие же дары.
Эммануэль же кричала так, как ей никогда не приходилось кричать раньше. Горький, пряный вкус она ощущала чуть ли не в горле. Ее голос рикошетировал от черной воды канала, и нельзя было понять, к кому обращены ее слова:
— Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю...
*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake