ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА
Неизвестный автор

Н
а ней была лисья шкура, отделанная снизу свободно висящими лисьими хвостами, стоило сделать ей шаг, открывая стройные хрупкие ноги в мягких сапожках на высоком каблуке. На голове была одета лисья шапочка, из-под которой спадали ручьи длинных золотистых волос. На руках были одеты перчатки с причудливой отделкой золотистого цвета.
Через плечо висела небольшая кожаная сумочка так же с отделкой под золото. На наше замечание, что если уж ходить в сауну так поздно, то не надо одеваться так привлекательно, она ответила, что обычно ходит в сауну с мужем, Но он сейчас в командировке, кстати, в Африке, и что теперь ей ничего не страшно с такой охраной, и добавила:
— Если вы будите столь любезны и проводите меня до дома, то я угощу вас английским чаем с французским коньком.
Пока мы болтали, мимо нас проехали два свободных такси. И каждый раз, видя их приближение, я с горячкой думал, что на этом наше знакомство окончится. Но такси проходили мимо, а мы продолжали стоять, и лишь когда мы выразили горячее желание испробовать чай с коньяком, она остановила следующее такси и мы сели в него. Дорога прошла молча, впрочем, мы ехали не долго. Такси остановилась у большого дома. Мы вышли и поднялись к ней.
Она зажгла слабый свет и комната окуталась полумраком. Надо сказать, что без верхней одежды в туфлях на высоком каблуке, в короткой юбочке она вызывала непреодолимое желание обладать ею.
Красивый овал лица в обрамлении распущенных золотистых волос, очень чувственный рот, так и зовущий к поцелую, лукавые зеленоватые глаза, легкая пушистая кофточка с глубоким вырезом, в котором сверкал золотой белок между манящими округлостями грудей, крутые бедра, стройные круглые бедра в черных колготках со стрелкой. Эффект увиденного погрузил нас с Сергеем в молчание. Мы сидели, молча оглядывая комнату и слушали тихую вкрадчивую музыку, которую она включила, чтобы мы не скучали. Наконец, дверь отворилась и вошла она, неся на подносе чайных прибор, разные сладости и бутылку коньяка "Наполеон" с рюмками. Все это она поставила на стол перед нами и сама разлила чай и коньяк.
Подняв рюмку с коньяком она сказала:
— Ну что, выпьем за знакомство. — И добавила, — между прочем, как вас зовут?
— Сергей, — ответили мы хором.
— Очень люблю это имя, — сказала она. — А меня зовут Оля, и вот что, Сереженьки, давайте будем на "ты", а то от вашего "вы" я чувствую себя вашей классной руководительницей. Мы выпили коньяк и запили его горячим чаем. Эффект получился замечательным. По телу разлилась теплая, расслабляющая волна, голову охватил легкий туман. Захотелось быть "светским львом", галантно говорить приятные комплименты этой до боли желанной взрослой женщине, целовать ее губы, руки с длинненькими пальчиками...
— Мы вас, наверное, здорово напугали сначала? — спросил Сергей.
— Не "вас", а тебя, — поправила, улыбаясь, Оля, — Конечно, сначала я испугалась. Но вы так стушевались сами, что мне захотелось вас подразнить. Ведь вы еще по сути маленькие дети, хоть и вымахали выше папы и строите из себя неотразимых "донжуанов".
— Ну кое-что в этом смысле мы уже имеем, — ответил Сергей.
— В таком случае, за это надо выпить, — предложила Оля. — Кто поухаживает за дамой? — добавила она.
Сергей взял бутылку и налил в каждую рюмку больше половины.
— А вы не боитесь опьянеть? — спросила Оля.
— Нет, никогда, — храбро ответили мы.
— А если опьянею я? — спросила Оля, лукаво глядя на нас.
— Тогда мы уложим тебя в постель, — предложил Сергей.
— Я вижу, ты действительно опасен! — опять лукаво сказала Оля. Выпьем и посмотрим, кто из нас сильнее.
Мы выпили весь коньяк и снова запили его чаем.
— Раз уж вы такие ловеласы, позвольте узнать, много ли ваших подружек вы уже научили жизни? — спросила Оля и добавила, — понимаете, о чем я говорю.
— Я еще ни одной, — честно сказал я.
— Как? Неужели ни одна из них не успела тебя соблазнить?
— Соблазнительны для меня многие, но сам я соблазнять не умею, сказал я.
— Хочешь, я тебя научу? — вдруг спросила она тихо и внимательно поглядела на меня.
— Хочу, просто ответил я, чувствуя, что мой член начинает разрывать мне брюки.
— Тогда идем со мной, — сказала она, беря меня за руку.
Я не сопротивлялся, было только немного стыдно за вставший член, который торчит, оттопыривая брюки.
— Глупый, не надо стесняться этого, — сказала Оля, легком движением руки проводя по холмику на брюках.
От этого прикосновения я чуть было не подпрыгнул. Мы вышли в коридор. Здесь она сказала:
— Подожди, я сейчас, — и пошла обратно в комнату к телевизору.
Оля нагнулась, чтобы открыть тумбочку под телевизором, а из коридора мне было видно. Ох, как обрисовалась ее попка, какие округлости, ох, как хочется прижаться к ним крепко-крепко...
— Это чтобы ты не скучал, — сказала она, обращаясь к Сергею, включив телевизор и видеомагнитофон. — Я к тебе еще вернусь, добавила она и вышла из комнаты. Мы вошли в соседнюю комнату, где, занимая почти все пространство, стояла огромная кровать. Она прикрыла дверь. Через незашторенное окно в комнату проникал свет с улицы.
Отражаясь от потолка, он наполнял комнату серебристым мраком. Оля встала возле кровати и стала медленно снимать с себя одежду. В соседней комнате продолжала играть еле слышная музыка. Пританцовывая в ритм этой музыки и делая легкие повороты, Оля снимала вещь за вещью.
Сначала кофточку, затем юбку, затем тонкий полупрозрачный бюстгальтер, затем, повернувшись спиной и медленно нагибаясь, она сняла колготки вместе с трусиками. В одних туфлях медленно, покачивая бедрами, Оля подошла ко мне. У меня кружилась голова, руки и ноги охватила дрожь.
Все это время я, не отрываясь, смотрел на нее. Все эти прелестные части ее тела, которые постепенно появлялись передо мной, — округлая, сводящая с ума нежная грудь с темными пятнами сосков, невыразимо нежный живот с пупочком посередине, эти крутые бедра, этот лобок, покрытый курчавыми волосиками, манящий в свое лоно. Я чувствовал, что сейчас умру. Но вот она приблизилась, ее рука обвилась вокруг моей шеи и наши губы соприкоснулись в нежном поцелуе. От этого поцелуя у меня все пылало вокруг. Когда я "приземлился", то увидел, что свитера на мен уже нет, рубашка моя уже расстегнута, а ее руки плавно скользят по моей талии вниз. Отступив на шаг, одной рукой она взяла меня за пояс и легко потянула в сторону кровати. У кровати она остановилась.
Расстегнула и опустила мои брюки, которые упали на пол. После этого она взяла мои плавки с боков и, присев, поцеловала меня в грудь, слегка прикусив сосок, пытаясь одновременно опустить плавки вниз. Но не тут-то было. Спереди плавки держал мой вставший член. Он рвался наружу через ткань, натягивая плавки так, врезались между ягодицами.
От поцелуя в грудь он еще больше напрягся и стал пульсировать в такт ударам сердца. И вот тут-то я вспомнил выражение: "Сердце бьется о трусы". Это вывело меня из состояния оцепенения, и я наклонился вперед, чтобы было легче освободить мой член. А Оля уже просунула обе руки в плавки, одной взяв мой член, прижала его к животу, другой быстро скинула плавки вниз. От прикосновения ее руки я чувствовал сказочную волну поднимающегося снизу удовольствия. Она присела, обняв меня свободной рукой за ягодицу. Прошептала:
— Ох, какой он у тебя красавец! — и окунула его в свой рот.
Еще никогда я не понимался на такую вершину блаженства. Ее губы скользили по головке моего члена, постепенно окутывая ее, язычок нежно скользил кончиком по уздечке и весь член вошел в ее нежный, тесный, такой ласковый ротик, касаясь головкой свода гортани. Задержав немного такое положение, Оля плавно откинулась назад и все повторилось снова.
Казалось, что лучше быть уже не может. Плавные движения ее головы чередовались с остановками, когда Оля, едва касаясь губами и языком, целовала головку. Я чувствовал нажигающуюся волну оргазма. Оля так же почувствовала это. Она встала, поцеловала меня легко в губы и, ложась на кровать, прошептала:
— Иди ко мне.
Я лег рядом и, почти сходя с ума, начал покрывать ее поцелуями.
Глаза, щеки, губы, шею, плечи, пока не коснулся ее груди. Втянув в рот ее упругий сосок и прижав его языком к небу, я принялся присасывать и лизать его. Все это время, что длились эти ласки, Оля шептала страстным шепотом, бесконца повторяя:
— Сереженька, милый мой, как мне хорошо, как я тебя люблю, Сереженька...
В этот момент, когда я поцеловал ее грудь, она конвульсивно пригнулась, издав стон, от которого у меня внутри вновь стала подниматься новая волна наступающего оргазма. Не в силах больше сдержать себя, я рванул на нее и кончил, едва коснулся раковинки между ее ног. Сперма быстрой струей брызнула на ее губки с внешней стороны раковинки. Я зарычал, ...

1 2 3Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake