ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА
Неизвестный автор

Предыдущая страница1 2 3

... и снова струя спермы рванулась наружу. Почти теряя сознание, я почувствовал, как Оля сильными движениями обхватила меня за ягодицы, рванула на себя, вогнала мой член в свою раковинку.
Следующая струя спермы изверглась уже внутри, когда член уперся головкой во что-то твердое. Дальше были еще конвульсии, но я их почти не чувствовал, я окунулся в густое молоко блаженство и расслабленно парил в нем. Не знаю, сколько я так лежал, приходя в себя, а когда открыл глаза, то увидел перед собою счастливое улыбающееся лицо Оли.
— Ты живой, мой мальчик? — нежно прошептала она.
— Живой вроде, — ответил я. — А как ты себя чувствуешь?
— Как жуткая развратница.
— Я люблю тебя, — прошептал я.
— Ты ошибаешься, мой милый малыш. А у тебя правда до меня не было женщин?
— Да.
— А вел ты себя не как новичок.
— Ну, знаешь, я кое-что читал, кое-что слышал...
— Тогда вставай, будем продолжать образование.
С большой неохотой вынул уже опавший член из ее лона. Встал с кровати и помог подняться ей. Меня мучил один вопрос, но я не решался его задать. Успела ли она кончить вместе со мной? Эта неизвестность создавала неприятное ощущение вины перед ней, ощущение невыполеного долга. Не имея опыта, я не мог сам себе ответить, и я решился:
— Скажи, а ты успела вместе со мной?
— Нет, но я и не пыталась, потому что знала, тебя сейчас надолго не хватит, ведь в тебе накопилось столько напряжения.
Да, она права, напряжения во мне хоть отбавляй. И отбавлял. Иногда это происходило само собой во сне, сопровождаемом эротическими видениями, иногда без снов, наяву, с помощью рук, которые остановить в тот момент я просто не мог. Потом несколько дней после этого жить приходилось с ощущением стыда, даже отвращением к себе, но при этом ко всем переживаниям примешивалось странное чувство удовольствия не только от испытанного оргазма, но и от увиденного как бы со стороны акта. Всякий раз я с интересом наблюдал, как мой член, сначала расслабленный и мягкий, начинает оживать от легких прикосновений пальцев, открывающих и закрывающих головку, начинает увеличиваться, гордо поднимая головку кверху. Движения становятся все быстрее. И наконец что-то начинает сдавливать основание члена с нарастающей силой, а вместе с этом в голове рождается и нарастает такое нестерпимое приятное ощущение, что все вокруг растворяется, и в этот момент происходит извержение первой струи густой белой жидкости, которая током проходит по члену, рождая ощущение такой силы, что едва сдерживая себя, стонешь сквозь стиснутые зубы, и вновь удар новой струи заставляет содрогаться всем телом, и еще, и еще, до полного расслабления.. Все кончено, член уже потерял упругость и остатки спермы выходят из него медленными тягучими каплями.
— Пойдем, — говорит Оля, отрывая меня от моих мыслей.
Мы идем с ней принимать душ. До чего же приятно вот так, вдвоем, под теплыми струями душа, прижиматься друг к другу, ощущая щекочущее прикосновение сосков, массирующее касание грудей, живота, бедер, скользящее движение рук, которые забираются в самые интимные места, и бесконечные поцелуи... Но вот Оля выключила воду. Мы начинаем вытираться. Наконец-то у меня есть возможность рассмотреть ее при ярком свете свежую, благоухающую, улыбающуюся. Появляется мысль:
"Переспав с такой женщиной, можно умирать!" Глупо, но в тот момент почти правда.
— Пойдем к другому Сереже, — говорит Оля.
Черт возьми я и забыл о нем. Идем в ту комнату. Чувствую себя настолько хорошо и естественно, что забываю о том, что мы голые. Так вот и заходим в комнату. Мой взгляд охватывает сразу всю картину. На огромном экране телевизора обнаженные мужчина и женщина занимаются сексом. Слышны вздохи и восклицания на английском языке. Поза у партнеров настолько удобная для камеры, что кажется, будто ты вместе с членом проскальзываешь во влагалище. В другом конце комнаты на диване сидит Сергей. Брюки у него расстегнуты и приспущены вместе с плавками.
Его член, действительно огромного размера, стоит, охваченный пальцами руки. Глаза прикованы к экрану. Наш приход застал Сергея врасплох. Он встрепенулся и попытался спрятать свой член обратно в брюки, отчаянно пытаясь застегнуть их. Оля сразу же направилась к Сергею. На лице у него беспомощное выражение оттого, что его застали за недостойным занятием. Оля подсела к нему, обняла за шею одной рукой, другую успокоительно положила на его руки, которыми он все еще пытался застегнуть брюки. Оля целует его и ласково говорит:
— Ну что ты так испугался? Ты же не думаешь, что мы ожидали застать тебя здесь спокойно пьющего чай, когда оставили тебя наедине с фильмом? Кстати, как он тебе понравился?
Только сейчас, немного прийдя в себя, Сергей замечает, что наша прелестная хозяйка, которая его так нежно утешает, сидит перед ним совершенно голая. Голая и желанная, просто необходимая. Сидит и спокойно прижимает его к своей, с ума сводящей груди, сидит, положив свою руку так, что касается его члена, сидит и смотрит ему в глаза таким взглядом, что в нем можно утопиться.
— Ну что ты испугался? — повторяет Оля. — Все, что сейчас происходит, совершенно естественно и не надо этого боятся.
Говоря так, Оля встает перед Сергеем на колени и, раздвинув его руки, начинает целовать его член легкими поцелуями. Сергей слегка откидывается. Теперь его член стоит совершенно вертикально большой, мощный, смотреть завидно. Оля снимает с Сергея брюки и плавки. До чего же у нее это ловко получается. Встает к нему лицом. Ставит одну ногу на диван рядом с ним и подавшись вперед садится на его член, начиная медленно скользить по нему вниз. Я как будто ощущаю это скольжение моим членом, как он погружается все глубже в это смазанное теплым маслом лоно. Необычное чувство наполняет меня, сладкое и горькое одновременно. Горькое от того, что моя Оля, моя Оленька сейчас здесь с другим, моя милая, моя почти любимая, забыв меня, не успев еще остыть от моих ласк, теперь в объятиях другого. Сон, стон глубокий и сладострастный вдруг прервал мои переживания. Его издала Оленька, опустившись до самого конца и сев на колени к Сергею. И снова раздался стон, это уже Сергей отвечает Оленьке. А я стою в дверях и, как дурак, смотрю на них. А они забыли обо всем на свете. Сергей наклонился вперед и поймал Оленькину грудь. И снова, как и тогда со мной, Оленька пригнулась и издала новый стон. И вдруг во мне начинает подниматься новая волна, а вместе с ней и оживает мой член. Вот я уже готов к бою, а Оленька продолжает плавно опускаться и подниматься на Сергеевом члене, осторожно водя бедрами из стороны в сторону. Словно почувствовав сое состояние, Оля поворачивается ко мне и теплая улыбка озаряет ее лицо.
— Иди к нам, Сереженька, — говорит она.
Эти слова, а главное, интонация, с которой она их произнесла, действуют на меня опьяняюще. Я подхожу к ней и останавливаюсь, не зная, что делать. Она прижимает меня к себе и целует другим страстным поцелуем, от которого все мое тело расслабляется до полного безволия.
Протянув руку назад, Оля нащупала край стола и вдруг с силой толкнула его. Стол бесшумно откатился по ковру. Чашки и рюмки на нем опрокинулись, но это сейчас неважно. Важно то, что сейчас перед нами чистое поле мягкого ковра. Обхватив нас обоих руками, Оленька откидывается назад, увлекая нас за собой. С глухим стуком мы падаем на ковер. Немного повернувшись на бок, Оленька ныряет ко мне в ноги и мой член оказывается у нее во рту. О, этот ротик! Этот сладкий, нежный ротик, эти очаровательные зубки, которые так приятно прикусывают головку и сам член, этот язычок, который то неистово щекочет кончиком, то прижимается всей поверхностью к члену, то трется о него медленно, плавно, взад-вперед... Волшебный ротик! В это время Сергей переменил позу, он поднялся на колени, просунул руку под Оленькину попочку и повернул ее на бок. Оленька подняла одну ногу вверх так, что она оказалась на плече у Сергея. Теперь ракурс получился как на экране. Я видел каждое движение Сергея, как он равномерно сильными толчками вводит член, как бы целуя его. Так близко "живьем" я видел женский орган впервые. Это зрелище меня так возбудило, что ц меня появилось желание сделать что-нибудь прямо сейчас, иначе я умру, и нагнувшись вперед, я принялся целовать края Оленькиного устья. Это вызвало настолько бурную реакцию, при и у Оли, и у Сергея, оба они задвигались быстрее и с большей амплитудой, Сергей застонал сквозь сжатые губы и конвульсивно задергался всем телом. Языком я натолкнулся на какой-то комочек и стал играть с ним. Вслед за этим последовала реакция Оленька прогнулась, сильно прикусив мой член, глухо застонала и все ее тело задвигалось в конвульсиях с Сергеем в такт. Я почувствовал губами, как сокращается ее раковинка, как плотно она обхватывает Сергеин член при каждом сокращении, как он отвечает ей сильными ударами, вводя свой член до предела. Н а краях выступила сперма, выдавленная из недр ее раковины. Я отпрянул. Вероятно, это помешало мне кончить вместе с ними. Но я не жалел об этом. Так интересно было наблюдать за их оргазмом и за тем, как они постепенно приходят в себя после него. При этом я поглядывал на экран телевизора, где еще разворачивались события. Теперь там шла реклама какого-то порнофильма и один сюжет сменял другой. Мелькали позы, женщины, развернутые в объектив своими влекущими прелестями, в одиночку ...

1 2 3Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake