ДЕСЯТЬ ПИСЕМ
Гудвин Д.

Предыдущая страница1 2 3 4 5 6 7 8 9 1010 1111 1212 1313 1414 1515 1616 1717 1818 1919 2020 2121 2222 2323 2424 2525 2626 2727 2828 2929 3030 3131 3232 3333 3434 3535 3636 3737 3838 3939 4040 4141 4242 4343 4444 4545 4646 4747 4848 4949 5050 5151 5252 5353 5454 5555

... собравшись с духом, я позвонил Дине, попросив позволения взять у нее забытый, как я вежливо выразился, конверт. Дина тотчас же без малейшего колебания, попросила меня зайти к ней немедля. И вот я у нее.
Она одна. Печально и с каким-то не то страхом, не то недоумением взглянула она на меня так, что я даже оторопел.
— Вот конверт. Возьми. — тихо проговорила она, обращаясь ко мне по-прежнему на "ты".
— Благодарю.
Я положил конверт в карман.
— Нет, взгляни сейчас же, что там!
Я немедленно вынул почему-то задрожавшими пальцами конверт, извлек из него фотокарточку и взглянул на нее. Еще ничего не сообразив, я почувствовал, что произошло что-то страшное. На фотографии я сразу узнал себя, снятым тогда, когда я был еще школьником и рядом с собой маленькую сестру. На обратной стороне фотокарточки рукой отца было написано:
"Жерар и Элли, Марсель 1939 г." Я вертел в руках карточку и напряженно думал:
"Марсель... Жерар и Элли. Да... Но что же здесь...
Я снова всмотрелся на фото. Рядом со мной сидела девочка с очень знакомым лицом. Очень! Мой растерянный взгляд остановился на лице Дины...
Боги небесные! Ведь это же Элли! Но, неужели Элли?! Не веря своим глазам я еще раз сравнил фото с оригиналом. Последние следы исчезли.
— Элли! Сестра!!
— Жерар!!...
Неужели такое бывает в жизни? И почему это случилось со мной? А может и не случилось и это тоже всего лишь мираж? Но все кажется проходит в этом лучшем из миров, прошло и первое острое впечатление, вернее потрясение, прошли и слезы и тяжелые вздохи и в конце концов, кое-как упокоившись мы засыполи друг друга бесчисленными вопросами.
Понемногу перед нашими умственными взорами возникали картины нашего недавнего прошлого. На перебой друг другу мы спешили рассказать как можно больше о себе и узнать как можно больше о другом.
— А то, что мы сделали дорогая Элли, так это ровным счетом нмчего не значит, — успокаивал я ее и себя в ту минуту, когда она вдруг задумалась и, загадочно поглядела на меня, покраснела, как-будто что-то вспоминая.
— Ты думаешь?
— Конечно! Тем более, что мы же не знали и ни какой вины здесь нет и быть не может. Помнишь, как в библии?...
Я замялся, позабыв кто же именно, согласно библии, совокупляется с сестрой.
— Да, но то в библии... И кроме того там же говорится, что за этот грех бог их наказал.
— Да, но у них были дети! — нашелся я.
— А ты думаешь, что у нас... — она прикусила губки, но лукаво улыбнулась.
— Ах, Элли. Я так тебя люблю!
Я схватил ее руку и горячо поцеловал.
— И ни о чем не жалею! — добавил я.
— Ришар! Что ты говоришь! Сейчас же перестань!
Когда пришел Ред он застал нас за оживленной, дружеской беседой, а мы его встретили, как лучшего старого друга.
Домой возратился я спокойный и довольный, с восстановленным душевным равновесием. Засыпая, я уже с удовольствием вспоминал подробности интимной близости с Элли и, наряду с некоторой ревностью к Реду, чувствовал сильную эрекцию члена, что еще долго не давало возможности мне уснуть.
Прошло несколько дней. И так Элли с Редом уезжают в Америку, в Филадельфию. Я решил вручить Элли все свои записки, чтобы она сохранила их для меня, внимательно их прочла и поняла, почему я остаюсь в Японии, почему я делаю такой решительный шаг в жизни. Элли должна все это понять и я почему-то уверен, идти мы будем вместе с ней по новому пути, на который я вступаю первый. К этому призывает меня совесть, мой долг перед моим отцом, моя любовь к Кито...
Вчера вечером позвонила Элли. Ред уехал на два дня в Осаку и она приглашает меня к ужину. Через час я был у нее. И на этот раз мы не могли наговориться, все новые и новые детали, события всплывали в памяти, все новые и новые пердположения на будущее всплывали в наших головах и требовали обсуждение.
Мы сидели рядом на широком диване и я по дружески обнял ее за талию.
Постепенно моя рука стала чувствовать... Женщину, упругое тонкое тело женщины, которой я уже обладал раз... Мой член начал напрягаться. Элли, очевидно, заметила это и, почувтвовала возле себя возбуждающегося самца, тихонько отодвинулась.
— Не надо, Ришар...
— Элли...
— Что?
— Как тебе сказать... Я не жалею, что тот раз так случилось...
— Перестань! Разве можно так?
— Ответь мне на один вопрос.
— Ну?
— Элли... Тебе было тогда приятно?
— Не говори про глупости.
— Элли... Было? Скажи, дорогая, тебе было сладко?
— Ну, было. И что же из этого?
— Очень?
— Сам знаешь...
— Элли, ты спустила?
Я поглаживал ее талию и прижимал к себе. Элли наклонила головку, но бросив взгяд на мой член, который оттопыривал брюки отвернула ее в сторону.
— Элли, ответь.
— Что? — ее голос стал совсем тихим.
— Ты спустила?
Я взял ее руку и положил на свой член. Она нерешительно отдернула руку, но чуть отдвинувшись от меня тихо проговорила:
— Ришар, мы сделали очень дурно.
— Элли, да ничего плохого мы не совершили! Мы испытали с тобой величайшее наслаждение и только.
— Но ведь я же твоя сестра!
— Ну и что же? Если половая близость дает нам такую радость, то зачем ее отвергать? Это все только условности.
— Ты думаешь?
— Так оно и есть. Половая близость с тобой дала мне величайшее наслаждение. Такого я еще не испытывал.
— С кем?
— Со многими.
— Например?
— В последнее время с Марсель, с Кито...
— Ришар, ты должен рассказать мне все подробно.
— Конечно! С большим удовольствием! К стати, все подробности у меня записаны.
— Дашь почитать?!
— Обязательно. Я и сам об этом думал. Мне кажется, лучше будет если ты возьмеш мои записи с собой в спокойную Америку, сохранишь их для меня и сама кое над чем поразмыслишь.
— Так ты записал и то, что со мной?
— И это.
— Да... Интересно...
— А первую половину своих записок я оставлю во Франции. Спрятав их там.
— А я их увижу?
— Да. А за это ты должна мне все рассказать о себе.
— Все у меня в дневнике. Прочтешь.
— И как у тебя первый раз?
— Все, все! Абсолютно все! А у тебя?
— В моих записках можешь не сомневаться. Все подробности занесены. А то, что было в школе и еще до школы, то об этом почитаем вместе с тобой, когда старые записки будут у меня.
— Но кое-что и теперь расскажешь?
Элли лукаво и игриво взглянула на меня.
— Ах ты милая проказница!
Я с жаром поцеловал ее в щеку. Она обняла меня за шею и я впился в ее губы... В засосе... Долго... Я уже без малейшего с ее стороны сопротивления и нежно и торопливо ласкал и мял ее упругие грудки.
— Перестань. — прошептала она. — Расскажи лучше...
— Элли... Я хочу... А ты?
— Может быть это нельзя... Ты лучше расскажа...
— Хорошо. Но будет приятнее рассказывать, если... Если соединиться... Хочешь?
— Ты не сможешь тогда говорить...
— Элли... Взгляни!
Я погладил свой член, контуры которого рельефно обрисовывались на моих тонких брюках.
— Уже видела... Жерар, а может быть не нужно? И я хочу, чтобы ты рассказывал о Жанне...
— Нашей маленькой кузине?
— Да. Я помню, что ты был в нее влюблен.
— Это была моя первая любовь, если не считать кое-что еще... Мне было тогда лет 14, а ей...
— Двенадцать.
— Да, да. Лет 12 с лишним. А почему ты о ней вспомнила?
— Она же была моей подружкой и мы с ней всем делились... Но я чувствовала, что она мне не все говорит. Она признавалась в поцелуях и объятиях с тобой, но о большем ничего не говорила. А я была уверена, что...
— И ты была права Элли. Я с ней совокуплялся.
— Нет, в самом деле?
— Конечно! И она глупенькая ...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 1010 1111 1212 1313 1414 1515 1616 1717 1818 1919 2020 2121 2222 2323 2424 2525 2626 2727 2828 2929 3030 3131 3232 3333 3434 3535 3636 3737 3838 3939 4040 4141 4242 4343 4444 4545 4646 4747 4848 4949 5050 5151 5252 5353 5454 5555Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake