ЖЕЛАНИЯ ЭЛЕН
Сандерс Л.

Предыдущая страница1 2 3 4 5 6 7 8 9 1010 1111 1212 1313 1414 1515 1616 1717 1818 1919 2020 2121 2222 2323 2424 2525 2626 2727 2828 2929 3030 3131 3232 3333 3434 3535 3636 3737 3838 3939 4040 4141 4242 4343 4444 4545 4646 4747 4848 4949 5050 5151 5252

... из моих племянников. Ну вот, у меня есть страховка. А в прошлом году я выбрала такую хитрую штуку — такой полис — плачу по нему каждый месяц, а потом, когда мне будет шестьдесят пять, буду получать сто долларов в месяц. Это здорово, правда?
— Да, здорово.
— Ну... Что еще? Обувь у меня быстро снашивается, и часто приходится ставить новые набойки. Я принимаю снотворное и пользуюсь той косметикой, которую рекламируют по телевизору. В прошлое Рождество я ходила в собор Святого Патрика. Там было очень красиво. И я все делаю правильно — я соблюдаю личную гигиену и все такое. У меня пахнет изо рта?
— О, нет, нет.
Она разрыдалась.
— Так почему же я так чертовски несчастна? — всхлипнула она.
— Несчастна, — кивнул он. — Несчастна...
Он не знал, как успокоить ее, и поэтому включил радио. Это был миниатюрный приемник в треснувшем пластмассовом корпусе. Рокко (да покоится в мире его душа) однажды сбросил его со стола. По радио передавали танцевальную мелодию из фильма "Грек Зорба". Элен Майли и Ричард Фэй тут же встали, подали друг другу руки и стали танцевать.
Вправо, влево, очень элегантно, тщательно выполняя все фигуры.
Музыка кончилась, они сели и зажгли свои потухшие сигареты.
— Моя проблема... — начал он.
— Твоя проблема?
— Моя проблема, — сказал он, — в том, что я чувствую, что я разный с разными людьми. Понимаешь? Я один человек для моей матери, другой человек для тебя, третий человек для моего босса...
Они стали хлопать в ладоши и петь: "И человек для моего босса, и человек для моего носа, и человек для моего троса..." Наконец они остановились. Он сказал:
— Ну... Вот видишь.
— Ну, и?..
— Ну и кто я такой?
— Ага! — закричала она. — Давай займемся нашим бифштексом!
Это был кусок вырезки в дюйм толщиной, с костью и жиром.
— Есть хороший нож? — спросил он.
— Нет, только этот. Но у меня есть такая маленькая забавная штучка с металлическими дисками, ею его можно наточить. Ты знаешь как, Юк?
Он бросил в ее сторону высокомерный взгляд.
И стал точить нож, аккуратно проводя лезвием по вращающимся дискам.
Он ни разу не порезался, даже когда пробовал остроту лезвия большим пальцем. Элен наблюдала за ним с улыбкой.
— Боже, — сказала она, — да ты в самом деле знаешь как точить нож.
Он обтер лезвие, а затем отрезал от куска крохотный кусочек жира.
— Отнеси это в гостиную и дай своей птице, — распорядился он.
— Да пошла она!
— Отнеси ей, Элен, она тоже имеет право.
— О, черт, — проворчала она, но взяла кусочек жира, отнесла его в гостиную и скоро вернулась. — Этот дурак так набросился на него!
— Разумеется, — кивнул Юк. — А кто не набросился бы?
Умелыми движениями он вырезал кость, обрезал жир и разделал мясо.
— Сейчас я отрежу кусочек от этого бифштекса, — сказал он, — и съем его сырым.
Он взглянул на нее.
— Ты отрежь кусочек от него и для меня, — сказала она ему, — и я съем его сырым.
Он отрезал два тоненьких ломтика. Мясо было нежным, сочным и ароматным. Казалось, его можно разрезать ракеткой для пинг-понга. Они съели эти кусочки. Он взглянул на нее. Она кивнула. Он нарезал оставшееся мясо на маленькие кусочки и они взяли тарелку в гостиную.
— У меня есть картошка, — слабо сказала она. — Салат. Шпинат.
Помидоры. Все такое. И еще выпечка.
Он даже не взглянул на нее. Они сидели и жевали сырое мясо. Ох и вкусное же оно было!
— Утром у меня будет расстройство желудка, — вздохнула она.
Он довольно кивнул.
Она посмотрела на сигарету, которую курила.
— Она опять погасла. Где ты берешь эти штучки?
— Молоденькая девушка в том месте, где я работаю. Милая девушка. Лицо — прямо из Ботичелли. Ну, из забегаловки Сэма Ботичелли. Знаешь, такой индийский ресторанчик в Хо-Хо-Кусе. Однажды она оставила офис открытым...
— Эй! — оживленно воскликнула Элен. — Глянь-ка!
Она вскочила на ноги и бросила диванную подушку в угол. И прежде, чем он успел что-то сообразить, она уже стояла на руках, головой упираясь в подушку, ногами — в стену, а юбка ее задралась. Он увидел пугающее зрелище: ее заголившиеся крепкие бедра и голубые трусики-бикини с маленькими розочками.
— О, боже... — простонал он, действительно смущенный.
Когда она встала на ноги, ее лицо заливала краска.
— Ну, как? — воинственно потребовала она.
Он вежливо поаплодировал.
— Йога, — объяснила она, — это самодисциплина.
Они вернулись к недоеденному мясу и недокуренным сигаретам с наркотиком.
— Как ты думаешь... — спросила она, — как ты думаешь... Виски с содовой нам... Э... Не повредит? Я... Меня мучит жажда.
— Ну...
Она бросилась на кухню. Принесла бутылку виски и бутылку содовой.
Теперь дел у них прибавилось — выпивка, сырое мясо и гашиш.
Ричард Фэй, Отверженный Судьбой, который слишком много думал о собственном благе, сидел на краешке кресла, подавшись вперед. Он изрядно сбросил в весе, как и обещал. Теперь его костюм свободно сидел на нем.
Маленький мальчик, надевший папин костюм и оказавшийся в нем как в домике.
В какой-то момент он зачем-то расстегнул свой коричневый твидовый жилет, а затем застегнул его опять. Но неудачно: теперь справа вверху оказалась лишняя пуговица, а слева внизу — лишняя петля.
Мешки под глазами еще остались и живот его по-прежнему был весьма заметен. Особенно когда Юк сидел. Но в общем, Ричард Фэй несомненно похудел.
— Знаешь какое самое печальное зрелище я видел в своей жизни?
— Какое самое печальное зрелище ты видел в своей жизни?
— В прошлом году на день Благодарения я видел в витрине пуэрториканского ресторана такое объявление: "Специальный обед в день Благодарения. Индейка со всеми патрохами". Так и было написано:
"патрохами". Я чуть не расплакался.
— Слушай, — сказала она, — я когда-нибудь говорила тебе, что могу достать языком до кончика носа?
— Да. Ты говорила мне и даже показывала.
— Плевать, — сказала она. — Я собираюсь сделать это еще раз.
И она сделала это.
Он поднялся на ноги. В одной руке он держал сигарету, изящно сжимая ее между большим и указательным пальцем, а в другой — стакан. Кровь стучала у него в висках.
— Сейчас мы будем снимать кино, — провозгласил он.
Элен Майли вскочила на ноги и отсалютовала:
— Сэр! Должна ли я снять с себя одежду?
— Нет, дорогая моя, не такой это будет фильм.
— А какой?
— Это любовная история.
— О, да. Сейчас, сейчас, сейчас, — восхищенно сказала она, хлопая в ладоши. — Обожаю любовные истории. Какова моя роль?
— Ты жена, а я муж.
— Замечательное кино. Мне оно уже нравится. Что я должна делать?
Он затянулся, отхлебнул глоток, затянулся, отхлебнул еще глоток.
— Действие фильма, — начал он, — происходит в тысяча девятьсот двадцать пятом году. Мы живем в пригороде Филадельфии, штат Пенсильвания.
Я работаю в большой, преуспевающей компании, которая производит пробковые прокладки для крышек на бутылках "Мокси".
— "Мокси"?
— "Мокси". Вкуснейший прохладительный напиток без искусственных ингредиентов. Шоколадный. Я... Я завпроизводством, в обязанности которого входит следить за тем, чтобы пробковые прокладки в срок сходили с конвейера.
— А кто я? Что я делаю?
— Ты моя любящая жена. По сценарию. Мы живем в собственном доме за городом. Стены снаружи покрашены в белый цвет.
— И зеленые ставни?
— И зеленые ставни, — он кивнул, — а на южной стороне розы.
— Вьющиеся розы, — счастливым голосом сказала Элен. — Мне нравится этот фильм. У нас есть дети?
— Да. У нас двое детей. Фонди — наш старший. Ему десять лет и он очень смышленый. На прошлой неделе он продал четырнадцать ...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 1010 1111 1212 1313 1414 1515 1616 1717 1818 1919 2020 2121 2222 2323 2424 2525 2626 2727 2828 2929 3030 3131 3232 3333 3434 3535 3636 3737 3838 3939 4040 4141 4242 4343 4444 4545 4646 4747 4848 4949 5050 5151 5252Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake