ЖЕЛАНИЯ ЭЛЕН
Сандерс Л.

Предыдущая страница1 2 3 4 5 6 7 8 9 1010 1111 1212 1313 1414 1515 1616 1717 1818 1919 2020 2121 2222 2323 2424 2525 2626 2727 2828 2929 3030 3131 3232 3333 3434 3535 3636 3737 3838 3939 4040 4141 4242 4343 4444 4545 4646 4747 4848 4949 5050 5151 5252

... не получится. Она знает, что я здесь.
Телефон звонил.
— Что будем делать, Юк? Пусть звонит?
— Не поможет. Она не повесит трубку.
Телефон звонил.
— Лучше я отвечу, Юк.
— Что? Хорошо. Если это меня, я подойду.
— Алло? Да. Да. Он здесь. Это штангист, Юк. Он просит тебя.
— Хорошо. Алло? Да. Опять? Когда?
— Что случилось, Юк.
— Нет, нет, я не приеду. Плевать. Меня это не волнует. Я сказал тебе.
— Что случилось, Юк?
— В последний раз говорю, нет. Так и скажи ей. А... Пошел ты к черту.
— В чем дело, Юк?
— Он сказал, что у Эдит снова сердечный приступ.
— Опять?
— Он сказал, что они играли в "червонку". Он сказал, что они вызвали врача.
— Они?
— Да, их там трое. Он сказал, что на сей раз это серьезный приступ.
Действительно серьезно.
— Ты этому веришь?
— Он сказал, что она зовет меня.
— Ты хочешь пойти?
— Я...
— Ты хочешь пойти к ней, Юк?
— Ну...
— Ты веришь ему? Ты хочешь пойти к ней, Ричард?
— Что? _Р_и_ч_а_р_д_? Нет. Я не верю ему.
— Ты уверен?
— Конечно, уверен. Это все та же старая песня.
— Ты действительно хочешь остаться, милый?
— Да, хочу. В конце концов какая разница...
— Милый мой, милый.
— Сука. Опять ту же штуку решила выкинуть.
— Юк, ты должен перестать бегать к ней по первому зову. Вот сейчас возьми и перестань.
— Я перестану. Это конец. Элен Майли дала свободу рабу.
— Хороший мальчик. Гм. Настоящий мужчина.
— Я не хочу думать... Ни о чем.
— А об этом?
— Да.
— А этом?
— О, да?
— Юк! Как хорошо! Это настоящий подарок для меня!
— Надеюсь, тебе нравится. Извини, что я не обернул его в бумагу.
— Мне очень нравится. Подожди секунду. О'кей. Теперь иди сюда.
— Сюда?
— Да. Вот так.
— Тебе не очень тяжело?
— О нет, нет.
— Джеронимо. Добрый старый Джеронимо.
— Ты хочешь меня, Юк?
— Где ты, Томас Альва Эдисон?
— Я нужна тебе?
— Тиберий Клавдий Нерон Цезарь, я люблю тебя.
— Скажи, скажи еще!
— Я хочу тебя, ты нужна мне!
— Постой. Постой.
— Нет.
— Тогда ладно.
— Да.
И они унеслись ввысь.
Несколько часов спустя доктор Франклин позвонил Ричарду Фэю и сообщил ему, что его мать умерла, непрестанно повторяя его имя.
27 Вид у Верблюда был пристукнутый. Как потерянный бродил он за Пегги в толпе приглашенных, вздрагивая, когда мужчины пожимали ему руку, а женщины прыскали со смеху, глядя на его нос.
— Что такое с Морисом, Пег? — шепотом спросила Элен у невесты. — У него такой вид, словно он женится из-под палки. В конце концов, это же была его идея.
— Он придет в себя, милая, — вздохнула Пегги. — Как только мы останемся с ним наедине, я его приведу в чувство. Юк здесь?
— Нет еще. После того, что произошло на прошлой неделе, я даже не знаю, появится ли он вообще. Я ему звонила-звонила, но так и не дозвонилась. Я пожалуй еще выпью.
Она опорожнила несколько бокалов шампанского и съела дохлую креветку, в которую была воткнута голубая пластмассовая зубочистка. Прием становился все оживленнее. Одна женщина сняла туфли. Какой-то мужчина уронил свою накладку, а потом надел ее задом наперед. Все рассмеялись.
Жених поймал Элен в углу у стойки бара.
— Ты ее лучшая подруга, — укоризненно начал он, — ты хоть представляешь себе сколько может стоить новый мост?
Элен вынуждена была признать, что не представляет.
— Дорого, — мрачно сообщил он. — В конце концов, я не миллионер.
Элен заверила его, что Пегги и не считает его миллионером.
— Знаю-знаю, — поспешно ответил он, — и все же с места в карьер?
Только мы вышли из церкви и бац! Ей нужен зубной протез. Это честно? Я спрашиваю тебя, это честно?
Она смотрела на него, внутренне сжавшись, погрустнев и вдруг ощутив на себе всю тяжесть жизни. Пенис, влагалище и... Могила. Что еще?
Ее размышления прервала Керри Эдвардс, сообщившая ей, что внизу ее ждет Ричард Фэй.
Она поспешила вниз. Фэй обернулся, и она увидела то, что его лицо похоже на исполосованный бритвой портрет, склеенный слезами. Она вспомнила о том, как он был маленьким и о щуплой горничной с грязными пятками.
— Что ты здесь делаешь, милый? — воскликнула она. — Почему не поднимаешься?
— Мне нужно поговорить с тобой. Это не займет много времени.
Она обвила его руками и тут же почувствовала, что с таким же успехом она могла обнимать фонарный столб. Взгляд его водянистых глаз скользнул прочь и остановился на потолке.
— Я пьяна, — призналась она. — Я слишком много выпила, в ожидании, когда ты появишься. Свадьба была замечательная. Я плакала. Пегги была такой красивой. Я думала, ты позвонишь. А насчет твоей матери, Юк... Я хочу сказать, ну, ты понимаешь, что я чувствую. Мне очень жаль. Ее и тебя.
Я...
— Ничего, все в порядке, — туманно ответил он. Его водянистые глаза наполнились слезами. — Моя мать умерла, повторяя мое имя. А я... А я...
— Я знаю, знаю. Но ты не должен винить себя, дорогой. Не должен.
— Я ничего не могу с собой поделать. Я все время думаю, что если бы пошел, когда он позвонил, если бы я послушался его, если бы поверил ему...
— Ты не можешь...
— Ты просто не понимаешь. Я знаю, что не должен винить себя, но все равно виню. Никуда от этого не денешься. Может быть, это глупо, но это так. Что мне делать, Элен? Что?
И тогда она вспомнила о Гарри. Может быть он был прав. Может быть Гарри Л. Теннант был прав. Впервые в жизни она всерьез задумалась о самоубийстве. Она устала. Устала от проблем Фэя, от своих собственных проблем, от постоянной борьбы. Она устала от сложности жизни, от людей, которые сплелись как клубок змей, которые совершенно не стремились к "слиянию душ", а лишь пожирали друг друга. Элен запуталась во всем этом.
Просыпаться, мыться, есть, работать, засыпать. Каждую субботу ходить в прачечную. Ставить набойки на туфли. Мыть унитаз, потому что уборщица отказывается это делать. Каждый месяц терпеть боль при менструациях. Вся эта тысяча мелочей жизни, бренного существования, которые поглотят ее, если она станет пренебрегать ими. Но мало того, что она терпела и преодолевала все эти испытания прямо как из комического шоу. Они высасывали ее силы, опустошали душу. И что оставалось на любовь и страсть?
Что оставалось стареющей женщине и одинокому, заплывшему жиром мужчине?
Нет, всего этого было слишком. Пошло оно все к черту!
— Все это — дерьмо, — с недоумевающим видом произнесла она.
Он ничего не слушал, но повторил в точности то, что она думала...
— Это уже слишком, — сказал он. — Я больше не могу бороться. Может быть с чем другим я бы и справился. Но не с этим. Я не виню тебя! Я сам во всем виноват. Я готовил материал для статьи о разломе Андреаса. Калифорния рано или поздно провалится в море. Это похоже на то, как я ощущаю себя.
Разломанным. Каждый раз, когда я буду видеть тебя, я буду вспоминать ту ночь. Как же мы снова ляжем в постель? Как сможем любить друг друга? Вся логика мира ничего не изменит. Разлом Андреаса. Мой разлом.
Ей очень захотелось сделать ему больно.
— Наверное, Эдит специально это сделала, — сказала Элен. — Она поняла, что должна это сделать, чтобы победить. И она добилась своего.
— Элен.
— О, да, — кивнула она. — Я уверена, что Эдит это сделала для того, чтобы удержать тебя.
— Элен!
— Но самое смешное, что в этом вовсе не было необходимости. Вот что смешно. ...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 1010 1111 1212 1313 1414 1515 1616 1717 1818 1919 2020 2121 2222 2323 2424 2525 2626 2727 2828 2929 3030 3131 3232 3333 3434 3535 3636 3737 3838 3939 4040 4141 4242 4343 4444 4545 4646 4747 4848 4949 5050 5151 5252Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake