ЖЕЛАНИЯ ЭЛЕН
Сандерс Л.

Предыдущая страница1 2 3 4 5 6 7 8 9 1010 1111 1212 1313 1414 1515 1616 1717 1818 1919 2020 2121 2222 2323 2424 2525 2626 2727 2828 2929 3030 3131 3232 3333 3434 3535 3636 3737 3838 3939 4040 4141 4242 4343 4444 4545 4646 4747 4848 4949 5050 5151 5252

... Рано или поздно ты все равно вернулся бы к ней. Потому что ты не хочешь меняться. Ты лгал. Ты себе нравишься. На самом деле ты совершенно не хочешь меняться.
У него отвисла челюсть. С критическим видом она осмотрела его. Под глазами опять появились мешки. Ввалившиеся щеки. Обмякшая фигура.
— Да ты вообще не мужчина, — произнесла она с намеренной жестокостью.
— Это-то и есть самое смешное. Тряпка, мешок костей.
— Нет, — медленно сказал он. — Не надо, не надо.
Он пятился от нее, вытянув вперед руки, словно защищаясь, и с опаской поглядывая на нее. Затем он повернулся и бросился бегом вниз по лестнице.
— Ты обещал, что мы будем вместе смотреть солнечное затмение, прокричала она ему вслед.
Вернувшись обратно, она остановилась в дверном проеме и уставилась на гостей.
"Мало мужчин, — тоскливо подумала она. — Мужчин всегда не хватает".
Она прошла в ванную и проплакала ровно десять минут, сидя на опущенной крышке унитаза и раскачиваясь вперед и назад. Затем она умыла лицо холодной водой и заново сделала макияж, потом прошла в спальню и позвонила Чарльзу Леффертсу. Его телефон не отвечал. Квартира Мориса ей не нравилась. На стенах были развешаны плакаты с изображениями тореадоров.
Она смешалась с толпой гостей и в гостиной отыскала себе выпить.
Керри Эдвардс схватила ее за руку.
— Великолепно, — всхлипнула она.
— Ага, — кивнула Элен. — Великолепно.
Пегги и Морис стояли рядом у буфета. Они собирались разрезать торт (там было четыре слоя). Фотограф надрывался:
— Ближе! Ближе! Обнимитесь, как любовники!
Элен снова вернулась в спальню и еще раз набрала номер Чарльза Леффертса. Никто не отвечал. Она прошла в гостиную за очередной порцией шампанского.
— Великолепно, — все так же всхлипывала Керри Эдвардс.
Это переполнило чашу терпения Элен. Она пошла в спальню и позвонила Чарльзу Леффертсу. Безуспешно. Она допила шампанское в два присеста, схватила свою сумку, шубу и перчатки и не прощаясь вышла на улицу.
На углу Лексингтон-авеню стоял молодой полицейский скандинавского типа. То есть вид у него был такой, словно каждые выходные он катался на лыжах, а может он просто растирал снегом лицо. Или еще что-нибудь. У него были красивые светлые волосы и здоровый румянец на скулах. Элен, покачиваясь, подошла к нему и остановилась. Он серьезно посмотрел на нее.
— Когда я только приехала в Нью-Йорк, я была виноградинкой, сообщила она ему, — а теперь я изюминка.
— Так-так, — сказал полицейский.
— Я была на вечеринке, — сказала она. — Свадебный прием. Подруга вышла замуж.
— Это хорошо, — сказал полицейский.
— Пегги Палмер, — пробормотала Элен. — Она грызет ногти и моет волосы пивом. Тем не менее, ей удалось выйти замуж. Ты женат?
— Конечно, — сказал полицейский. — Как все.
— Молодец, — пробормотала Элен. — Как все. Молодец.
— Поймать тебе такси? — спросил полицейский.
— Нет, я не хочу такси.
— У меня кончается дежурство в полночь, — сообщил полицейский, не моргнув глазом.
— Я собираюсь далеко-далеко, — сказала Элен. — Может быть я никогда не вернусь.
— Ну-ну, — сказал полицейский.
— Как ты думаешь, я привлекательна? — спросила она его. — Я не спрашиваю красива ли я? Но есть во мне что-то привлекательное?
— Конечно, — сказал полицейский.
— И фигура у меня неплохая, правда ведь?
— У меня кончается дежурство в полночь, — повторил полицейский.
— Возможно, — с проницательным видом заметила она, — но, мальчик мой, в полночь тебя уже ничего не ждет.
— Проходи, — заявил полицейский, — не мешай движению.
Она побрела по Лексингтон-авеню, заглядывая в витрины магазинов металлоизделий. В одной из них были выставлены ночные горшки небесно-голубого и розового цветов. Луна окрашивала облака в желтоватый свет, так что они напоминали бензиновые разводы на лужах. Так она дошла до Пятьдесят третьей улицы и свернула на Вторую авеню. Здесь приветливо мигала вывеска "Эверест"; из-за технических неполадок имевшая несколько ущербный вид: "рест ар и риль".
Она вошла словно герцогиня, с высоко поднятой головой и довольно уверенно держась на ногах. Для завсегдатаев было еще слишком рано. За стойкой бара сидел только один молодой человек. При виде Элен он снял шляпу. Она прошла к другому концу стойки и водрузилась на табурет.
К ней подошел Тэк, с нависшим над ремнем брюхом, протер стойку влажной тряпкой и положил подставку с изображением петуха.
— Элен, — сказал он.
— Пегги Палмер вышла замуж, — сообщила она ему. — Это моя подружка, с которой я частенько к тебе заходила. Она вышла замуж сегодня.
— Да благословит ее Господь, — сказал Тэк, — и пусть он оградит ее от беды.
— Тэк, мне очень плохо. Наверное, я скоро умру. Мне следовало бы пойти домой. Но я не могу.
— Что ты пила?
— Шампанское, виски и что-то зеленое в маленьком стаканчике. И еще я съела креветку.
Он немного подумал.
— Я бы предложил, — сказал он наконец, — холодного как лед легкого пива. Это может поставить тебя на ноги.
— О, да-да.
Он порылся в холодильнике и достал оттуда запотевшую бутылку, налил пива и одобрительно проследил, как она не отрываясь выпила половину стакана.
— Может быть я еще выживу, — выдохнула она.
— Спокойно, — посоветовал он. — Тут есть еще. Хочешь послушать какую-нибудь музыку?
Она порылась в сумочке и извлекла оттуда два двадцатицентовика.
— Только никаких ирландских рилей, — крикнула ему вслед, вдруг ощутив прилив светлой грусти. — Поставь что-нибудь, чтобы я могла поплакать.
Первое, что он поставил, была старая запись Бинга Кросби "Просто жигало", и Элен поплакала.
Затем последовала запись Марлен Дитрих "Вновь влюбляясь" на немецком.
Элен еще поплакала и допила свое пиво.
Тэк вернулся за стойку и теперь беседовал с молодым человеком, сидевшим в противоположном конце бара. Он держал стакан в левой руке, правая свисала у него вдоль тела, заканчиваясь муляжом кисти, обтянутым черной кожей.
Тэк подошел к Элен.
— Молодой джентльмен за стойкой бара интересуется, можно ли ему заказать тебе выпивку.
Элен оглянулась.
— Он приличный, Элен, — склонившись к ней прошептал Тэк. — Живет здесь неподалеку. Иногда заходит. Никогда никаких проблем.
Она выпрямилась на своем стуле.
— Передай мою благодарность и скажи ему, что я буду счастлива принять его великодушный дар и расценю как любезную вежливость — вежливую любезность, если он соблаговолит присоединиться ко мне.
И вот он уже сидел рядом с ней, строгий, серьезный и таинственный словно доктор, юрист или федеральный служащий. У него были аккуратные темные усики, напоминавшие щетинку для чистки обуви.
— Ты где-то потерял свою руку, да? — тут же спросила она.
— Ах, черт меня возьми, — сказал он, с изумлением глядя вниз. Действительно.
— Чудак, — рассмеялась она и коснулась его щеки.
Они поговорили о Бинге Кросби и Марлен Дитрих и о том, где в Нью-Йорке можно найти хорошую пиццу с анчоусами.
— Как вас зовут, сэр? — официально спросила она.
— Кларк.
— Вы случайно не Кларк Кент, благовоспитанный репортер, который заходит в телефонную будку и превращается в супермена?
— Нет. Я Кларк Бэннон, коварный страховой агент. Как вас зовут?
— Меня зовут...
Это было ужасное мгновение: у нее едва не остановилось сердце. Она забыла, как ее зовут. Затем она вспомнила и сказала:
— Меня зовут Элен Майли.
— Уж не ради ли этого лика отправились в поход тысячи кораблей? Спросил он. — И были сожжены башни Илиума. Прекрасная Елена, подари мне бессмертие твоим поцелуем.
— О'кей, — радостно согласилась она и поцеловала его в ухо.
Это его слегка напугало. Он посмотрел на нее с уважением.
— А чем ты занимаешься, Элен?
— Чем занимаюсь? — переспросила она. — Чем занимаюсь? Грызу ногти ...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 1010 1111 1212 1313 1414 1515 1616 1717 1818 1919 2020 2121 2222 2323 2424 2525 2626 2727 2828 2929 3030 3131 3232 3333 3434 3535 3636 3737 3838 3939 4040 4141 4242 4343 4444 4545 4646 4747 4848 4949 5050 5151 5252Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake