ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА
Смирягин А.

Предыдущая страница1 2 3 4 5

... ты сначала скажи.
— Ну хочешь, в щечку?
— Я что, похожь на извращенца?
— Ну хорошо, тогда в губы. Но учтите, я девушка из приличной семьи.
— Уже ближе к цели, но еще далековато. Подумай еще.
— Нет, он прямо озабоченный какой-то. Говорила мне мама, не связывайся с сексуальными маньяками. Почему я ее не послушалась?
— Ах так, тогда я подаю на развод. Принесите книгу регистрации разводов.
— А как же дети?
— Какие дети? Ты что, была у врача?
— Нет. Но я чувствую, что уже на восьмом месяце.
— С тобой не соскучишься, что я в тебе больше всего и люблю. Терпеть не могу, когда с женщиной не о чем поговорить.
— Так и будем разговаривать? Вот так всегда — лишь бы поговорить. Нет бы языку найти применение получше.
— Не выводи меня из себя, а то сейчас изнасилую.
— Да-а, от тебя дождешься. Обещаешь только.
— Все, насилую...
— Не-е-ет!.. А кто обещал шоколадом с шампанским накормить, а вместо этого насилует?
— Я...
— Подожди, дай хоть сережки сниму. Сломаешь, как в прошлый раз.
— Дай, я сам сниму. Я испытываю огромное наслаждение, вынимая и вдевая сережки в мочку женского уха, это мне что-то сильно напоминает, никак вот только не могу понять, что именно. Может, подскажешь?
— Извращенец проклятый...
— Да, я — извращенец. Я обожаю старых и некрасивых женщин.
— Кого ты имеешь в виду?
— А что в этой комнате еще кто-то?.. Ой! Больно же! Ты что, специально локти затачиваешь. Ну все, мое терпение подошло к концу. Ни слова больше...
— ... Ты слышала, как ты орала? По-моему, соседи уже звонят в милицию, сообщить о совершении страшного злодеяния.
— А ты не врешь? Я действительно так громко кричу?
— У меня уши заложило. Особенно неистово ты визжала, когда я целовал тебя там. А дальше я сам плохо что-нибудь понимал.
— А я ничего этого не помню. С первых твоих прикосновений я почти потеряла сознание. Хотя нет, постой, вспомнила! Ты под конец тоже кричал.
— Правда? Досталось же нам обоим.
— Иногда я думаю, что только ради этих мгновений и стоит жить. Ты просто умница!
Ты не побъешь меня, если я тебе кое в чем признаюсь?
— Конечно не буду, глупый Вороненок. Сильно, уж это точно.
— После того, как это началось с тобой, мне было очень жалко Вадима. Я долго не могла с ним до конца порвать. Он часто звонил, предлагал встретиться. И однажды, ты только не обижайся, я уступила его требованиям и попробовала с ним еще раз.
— Любопытная новость.
— Прошу тебя, не обижайся. Помнишь, я тебе рассказывала, что только с тобой я впервые испытала оргазм. С ним, до тебя, я ничего не чувствовала. А когда я жаловалась ему, он убеждал меня, что я малочувствительная и смогу что-то испытать только после первых родов. Так вот, ради любопытства...
— Любопытства?!
— Да, любопытства, смогу ли я пережить с ним те безумные ощущения, что я начала испытывать с тобой.
— И каков же результат?
— К моему удивлению, я опять ничего особенного не почувствовала. Только потому я тебе об этом и рассказываю.
— И ты рассчитывала доставить мне этим большое удовольствие?
— Я рассчитывала, что ты — умный и все поймешь правильно. И потом, ты же не будешь утверждать, что все это время ты встречался только со мной.
— Клянусь, ни с кем больше!
— Врун несчастный. Думаешь, я не видела, как ты двинул локтем в тот вечер своего друга, когда он спросил меня, не та ли я Оля, с которой ты ездил в Прагу.
— Ладно, в расчете.
— И вообще мне интересно, сколько у тебя было до меня женщин.
— Но я же тебя не спрашиваю, сколько у тебя было мужчин.
— Потому что ты знаешь, что кроме Вадима, я ни с кем до тебя не спала.
— Какое-то у вас, у женщин, нездоровое любопытство.
— Ну сколько? Сто было?
— Ты с ума сошла! Сто! Разве я похожь на полового экстремиста? Сказала бы девяносто пять, девяносто шесть — это еще куда ни шло. Но сто! — такого не было, это точно.
— И всем ты говорил тоже самое, что и мне?
— Как тебе сказать. В общем, слово не всегда успеваешь вставить...
— Что?! Ах ты свинья!
— Только без локтей! Все что угодно, только не это.
— А пошел ты! Я серьезно рассердилась. Теперь я поняла, как ты относишься к женщинам.
— Как?
— Как к месту, где можно пристоить свои сперматозоиды. А потом тебе плевать на них.
— Я же шучу.
— Ты со всеми так шутишь?
— Ну прости меня. Сейчас я говорю абсолютно искренне. Так серьезно, как с тобой, у меня еще ни с кем не было.
— Тогда почему ты ни разу не сказал, что любишь меня?
— Почему женщинам так важно, чтобы им подтвердили на словах свою любовь? Ты же знаешь, что слова в этом мире весят не больше, чем воздух, из которого они сделаны. Вы бы тогда требовали письменную расписку. Это надежнее. "Я, такой-то и такой-то, сим удостоверяю, что люблю вас больше жизни, готов отдать все на свете, буду верен до гробовой доски... Число. Подпись". Потом точно не отвертишься.
— При чем здесь это?
— Хорошо, я скажу. Я... ТЕБЯ... ЛЮБЛЮ...
— А я тебя нет.
— Теперь я понимаю, зачем тебе было нужно мое признание.
— Ты невыносимый человек.
— А если я тебя поцелую в ушко?
— Все равно несносный.
— А если в глазки?
— Все равно гадкий.
— А если в носик?
— Противный.
— А если в губки?..
— Отврати...
— ... Ну теперь ты веришь мне?
— Я тебе верю, но ничего с собой сделать не могу. Где-то в глубине души я чувствую, что ты не любишь меня.
— Не понимаю. Что ты в конце концов называешь любовью? То, что я не теряю головы в твоем присутствии, еще не значит, что я тебя не люблю. Говорю тебе, что ни с кем до тебя мне не было так хорошо. Ты — настоящая женщина-друг. С тобой мне безумно легко. С тобой я чувствую себя сильным, умным, талантливым. Ты не сосешь ни капли моей крови, как это делала бы женщина-вурдалак.
— Женщина-вурдалак? А кто это?
— Ты разве не знаешь, что среди женщин существуют такие особи, которые сами не сознавая того, выпивают у мужчины всю кровь. Мужчина, общаясь с кровопийцей, растрачивает против своей воли душевные силы на окружение ее постоянной заботой и вниманием, которые женщина воспринимает с откровенным высокомерием и пренебрежительной холодностью. Все знаки любви, будь то простая забота о том, чтобы ей было удобно в кино или театре, до царских подарков, она принимает как само собой разумеешееся. И не жалуйся, если она отвергнет в раздрожении твои старания, что сделает тебя же глубоко виноватым за свою назойливость и неуместную суету. Такие женщины обладают мистической способностью при общении сделать тебя своим должником, даже если ты ей ничем не обязаны. Твоя речь непостижимым образом теряет контроль, и с губ невольно слетают самые безумные обещания, которые потом, естественно, ты обязан будете выполнить, предвидя обиженно поджатые губы или оскарбленный вид, говорящий о том, что она всегда подозревала в тебе недотепу и некудышнего мужчину, не чету настоящим, держащим слово любой ценой.
— А что же женщине делать, чтобы мужчине с ними было хорошо?
— Известно что, быть красивой и глупой.
— Я тебя серьезно спрашиваю. Мне надо знать точку зрения мужчины на этот вопрос, чтобы было к чему стремиться в будущем.
— А мы что, завтра расстаемся?
— Кто знает... Хватит увиливать от вопроса. Отвечай, какие девушки тебе нравятся!
— Я вижу, ты хочешь мне сказать что-то серьезное, но почему-то медлишь. Хорошо, я не буду тебя торопить. Что касается моего взгляда на женщин, то я думаю так:
Во-первых, женщине лучше вести себя с любым мужчиной, как с другом. Никогда не общайся с мужчинами с таким видом как-будто ты несказанно страдаешь, что такая красивая, и что лучше уж быть дурнушкой — жизнь бы легче была.
Глупо, видеть в каждом мужчине объект для срочного ...

1 2 3 4 5Следующая страница

*алфавиту*типу
*тематике*автору
ЭроЧат!*рейтингу
С О Д Е Р Ж А Н И Е





Почта Copyright © 1998-2009 EroLit
Webmaster
Designed by Snake